Елена Налимова: Почему диабетики не получают лекарств?

22 октября 2018 - 09:04

 
Почему диабетики не получают лекарств?

В октябре в Саратове умерла 28-летняя Ольга Богаева, страдавшая сахарным диабетом. На фоне него у девушки развилась почечная недостаточность, которая и стала причиной смерти. По словам матери, необходимый лекарственный препарат Ольга не получала с января 2018-го. И проблема семьи Богаевых – не уникальна. Ежегодно от недостатка бесплатных лекарств страдают многие льготники.

Как пишут СМИ, аукцион на покупку препарата, в котором нуждалась больная, региональный минздрав объявил только в мае, а реальную закупку осуществил только в августе 2018-го. Все это время семья покупала дорогие лекарства сама и не в достаточном количестве.

И хотя на поверхности – обвинения министерства в халатности, провале процесса закупок, в глубине этого процесса кроются факты, которые могут представить ситуацию в ином виде.

Трудно поверить, что саратовское министерство просто не захотело покупать необходимые льготникам препараты – из-за забывчивости или по злому умыслу. Во-первых, все эти позиции подлежат проверкам, прокуратура бдит и есть большие сомнения, что чиновникам хочется подставляться под неминуемые санкции. Во-вторых, нехватка медикаментов для льготников наблюдается почти во всех регионах, Саратов не исключение. Значит суть проблемы не в Саратове.

 

Фактор первый – бюджетный процесс

Одна из ключевых причин такого дефицита кроется в самой основе государственных закупок – бюджете. Последнюю за прошлый год закупку препарата «Эпоэтин» (именно в нем нуждалась Ольга Богаева), министерство объявило в октябре 2017-го. Было выставлен четыре лота: на поставку лекарственного препарата «Эпоэтин альфа» с целью обеспечения льготных категорий граждан» и «лекарственного препарата «Эпоэтин бета». Тогда было куплено сразу много – 1840 упаковок, с явным расчетом на то, чтобы создать запас на следующий год.

И не зря – следующие торги были проведены только в мае, спустя пять месяцев. И если мы посмотрим на динамику закупки всех медикаментов региональным минздравом, то увидим, что два основных пика приходятся на конец года и весну. Система проста – министерство получает бюджетные деньги и проводит аукцион. В остальное время старается прикрыться тем, что куплено, до следующего транша.

 

Фактор второй – НМЦК

Процесс госзакупок в РФ регулирует Федеральный закон №44 ФЗ. Этот сложный документ, в который то и дело вносятся изменения и дополнения, досконально знают даже не все специалисты. И одно из ключевых его положений, напрямую влияющих на то, как совершается государственная закупка, это так называемая «НМЦК» – «начальная максимальная цена контракта». Формирование этой цены государство хочет максимально регулировать, не допуская завышения цен.

Существует также максимальная цена, если препарат входит в список «ЖНВЛС» – жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. В этом случае потолок для него тоже определяется государством – госреестром предельных цен. Поэтому коридор довольно узок и ставки в госзакупках высоки.

В реальности это выливается в то, что по определенной различными инструкциями цене (НМЦК) фармацевтические компании просто отказываются выставлять свои препараты. У каждого производителя есть цена, ниже которой он «падать» не может и не упадет, как бы российскому Закону и подчиняющимся ему минздравам в регионах этого не хотелось.

Выход из этого тупика есть. Если ни один производитель не вышел с предложением по объявленной в аукционе цене, аукцион признается несостоявшимся. И тогда, опять же по закону, при повторном разыгрывании лота, НМЦК может быть повышена. Часто так и происходит – производители игнорируют невыгодные аукционы, выжидая, пока цена не будет увеличена.

Есть еще один фактор, над которым министерства не властны. Или, по крайней мере, имеют к этому косвенное отношение. Это деление регионов между компаниями. В общем-то, нормальный рыночный механизм, при котором производители, чтобы не сталкиваться лбами, распределяют между собой зоны торговли. Например, один не суется на саратовские торги, а второй никогда не выставится на самарские. Так и висят эти аукционы с низкой ценой, пока конкуренты его сторонятся, а свои не заявляются, потому что не выгодно. И все это в строгом (!) соответствии с законом.

Цель закона – обеспечить низкую цену закупки, экономию бюджета, предотвратить картельный сговор компаний (хотя они все равно это делают), гарантировать преимущественную закупку у местных производителей и соблюсти другие, не менее важные для государства параметры. Свои цели есть у производителей и дистрибьюторов (через них происходит поставка). В фармбизнесе крутятся огромные деньги, схемы продаж выверяются годами, в них вкладывается много сил и средств.

Во всем этом выстроенном законодателями и продавцами механизме здоровье и самочувствие конкретной 28-летней пациентки в Саратове имеет очень низкую значимость. Кто может о них побеспокоиться – ее лечащий врач? Минздрав? Безусловно, да, могут и должны. Но оба связаны процедурой, предписанной законом.

Именно такой процесс мы можем наблюдать в случае с препаратом «Эпоэтин». За последние полгода минздравом Саратовской области было объявлено четыре аукциона по закупке этого препарата.

Первый – на поставку «Эпоэтина альфа», был опубликован 30 мая. 

При МНЦК 744 тыс. 660 руб. контракт был заключен на 740 тыс. 926 руб. 78 коп за 178 упаковок.

Цена одной упаковки – 4183 руб. Точнее, это начальная максимальная цена одной упаковки, выставленная минздравом. Как видно по результатам, цена это хорошая и поставщик на такую цену быстро нашелся. Поставка 40% купленного препарата была оговорена в течение 5-ти дней после заключения контракта; вторая поставка – с 4 по 20 июля.

Второй аукцион на закупку препарата «Эпоэтин бета» был объявлен 31 мая (дата окончания – 18 июня). Стояла задача закупить 478 упаковок по НМЦК контракта 1 млн 434 тыс. руб. Это примерно 3 тыс. руб. за одну упаковку. Нужно ли удивляться, что поставщик на такую цену не нашелся. Аукцион не состоялся.

Третий аукцион минздрав выставил 27 июня. 600 упаковок «Эпоэтина альфа» по МНЦК 2 млн 640 тыс. – по 4400 тыс. руб. за одну упаковку. И продавец на эту цену нашелся. 12 июля аукцион был сыгран с итоговой ценой контракта 2 млн 098 тыс. 800 руб. (3831 руб. за упаковку)

Четвертый аукцион, опубликованный 28 июня, тоже был сыгран вовремя. Минздрав закупал «Эпоэтин бета», 2 тыс. упаковок с НМЦК контракта 6 млн 400 тыс. руб. – по 3,2 тыс. за упаковку. 23 июля были подведены итоги, финальная цена контракта сохранилась неизмененной.

По итогам был заключен контракт на покупку. Но, как теперь уже известно, хватило купленных лекарств не всем нуждающимся.

Богатые регионы имеют возможность создавать себе подушку безопасности, покупая льготные препараты впрок в течение всего года. Из наших соседей по ПФО так живет, например, Уфа, там закупки примерно вдвое богаче. Для Саратова это недостижимый уровень, наши цифры скромнее, бюджеты беднее. Поэтому после массовых закупок в конце года следует долгая пауза и склады пустеют.

Это приводит нас к одному простому выводу – приоритетами для государства являются экономия бюджета, сам бюджетный процесс, четкое следование Закону о госзакупках и прочая бюрократия. Здоровье пациентов в этот перечень не входит.

26 комментариев

Фото

  • 14 ноября

    За орошением - будущее

    Завершилась уборочная кампания в одном из самых известных в нашей области своими инвестиционными программами сельскохозяйственных предприятий — ООО «Наше дело». Самое время подвести предварительные итоги, тем более что благодаря орошению, а здесь делают ставку именно на развитие мелиорации земель, засушливое лето не помешало хозяйству получить хороший урожай.  

  • 14 ноября

    Тюремные Рокфеллеры

    Сотрудникам энгельсской колонии особого режима незаконно начислялись миллионы рублей Быть тюремщиком в нашей области, возможно, не слишком престижно, зато очень выгодно. Оказывается, работая в исправительной колонии, можно получать премии, многократно превышающие месячную зарплату. Причём получать их раз по десять-двенадцать в год. Настоящее золотое дно для тружеников системы

  • 14 ноября

    Без цены виноватые

    В новом году саратовцам придётся экономить даже на хлебе Радость встречи 2019 года подпортят не только повышение НДС и рост ставок экологического сбора. Свою лепту в пессимистичную картину внесёт увеличение стоимости лекарственных препаратов, хлеба, сахара и других продуктов питания. Эксперты прокомментировали «МК» в Саратове» грядущие изменения.  

  • 15 ноября

    Как водопроводчиков научили дороги после себя делать

    "Рекорды тут уже ставили", - строго предупредил представителя ООО "Концессии водоснабжения - Саратов" депутат Саратовской городской думы Олег Комаров Собура Казакбаева, когда заместитель директора предприятия начал бодро отчитываться о проделанной работе. Депутат Комаров - он такой. Была б его воля, каждый бы разговор начинал с намёка на грядущие уголовные дела. Друг

  • 14 ноября

    Вячеслав Володин: Давайте объединим усилия

    Сегодня  во втором чтении был принят проект федерального бюджета на на 2019 и плановый период 2020-2021 годов. В соответствии с главным финансовым документом страны Саратовская область должна получить более 28 миллиардов рублей, что на 4,5 миллиарда больше, чем в текущем году. Выросли дотации Саратовской области на выравнивание бюджетной обеспеченности: в 2019 го

  • 14 ноября

    Вячеслав Володин: «Принятое сегодня Государственной Думой решение нас ко многому обязывает»

    Сегодня депутаты Государственной Думы приняли во втором чтении с учетом поправок проект федерального бюджета на 2019 год и плановый период 2020-2021 годов. При обсуждении проекта федерального бюджета рассмотрели вопросы, с которыми обращались к Вячеславу Володину жители Саратовской области. Поддержано строительство современного онкологическо

Система Orphus