Бабушка пожаловалась на не отдавшую пенсию почту
Главная / Издания / Касаться душами

Касаться душами

 
Касаться душами

13 марта 2012     

Беседовала Светлана Микулина

МК в Саратове №12 (760) 14-21.03.2012

Народная артистка России, театральный педагог Римма Ивановна Белякова в бытность своего обучения в школе-студии МХАТ видела немало звезд, уже сиявших на театральном небосклоне и тех, кому еще предстояло загореться, среди которых —  Владимир Высоцкий, Альберт Филозов,  Анатолий Ромашин. Жизнь Беляковой богата на неординарные встречи.

Ну как забыть, к примеру, чаепитие всего их курса в обществе живой легенды, в ту пору девяностолетней Ольги Книппер-Чеховой?! 
Курс, на котором училась Белякова, стал последним, который почтила своим вниманием великая актриса, жена и муза выдающегося писателя и драматурга. И вот на своем юбилейном вечере Римма Ивановна играет моноспектакль «Соло струны без оркестра», основанный на письмах Книппер-Чеховой к своему гениальному супругу.

— Римма Ивановна, благодаря моноспектаклю вы открыли для себя Чехова с какой-то новой стороны?

— Безусловно. Наш великий драматург не был иконой, каким его часто представляли нам исследователи, он был, как и подобает гению, противоречивым человеком. У Антона Павловича нередко развивались сложные отношения с женщинами, и нельзя сказать, что он всегда хранил верность своим избранницам. Больше того, его эгоизма хватало настолько, что он мечтал о такой жене, которая «появлялась бы на небосклоне его жизни только тогда, когда бы ему самому этого хотелось». В Книппер Чехов сначала влюбился как в актрису и только потом — как в женщину. Но когда  любовь захватила его, она стала всепоглощающей. Он, например, признавался Ольге Леонардовне, что даже если бы у нее вырос журавлиный нос, это все равно не поколебало бы его чувств. Работая над пьесой,  прочитала несколько поразительных книг о жизни Чехова, рисующих совершенно неожиданный  образ литератора.

— Можете вспомнить счастливое зрительское потрясение от чьей-то актерской игры?

— Я видела Смоктуновского в  роли князя Мышкина в «Идиоте». Отчетливо помню свое первое негативное впечатление от него: какой невзрачный, белесый. А через десять минут мужчина, совершенно не понравившийся мне внешне, меня захватил. Я полностью принадлежала таланту этого человека. Некрасивый, он превратился в красавца! И это волшебство, преображение произошло буквально на глазах. Кстати, я до сих пор убеждена: если сцена делает человека прекраснее, чем он есть в жизни, это и есть одно из доказательств его таланта. А в спектакль со Смоктуновским я влюбилась настолько, что на следующий день снова пришла на  него. Мне безмерно хотелось посмотреть еще раз, как он это делает. А во втором спектакле он все играл совсем по-другому! Это было два гениальных и непохожих друг на друга спектакля.

— Вы родились и выросли в Нижнем Новгороде. Самое яркое впечатление из детства, юности можете поведать?

— Бедность обстановки и роскошь общения. Жили всем миром. Двери не закрывались. На Волгу ходили все вместе. Песни распевали.

— Кто был главный человек в вашей семье?

— Мама. Папа погиб на войне в 1942-м, и мама осталась молодой вдовой с тремя девчонками. Я — старшая. Поэтому была второй после мамы. И научилась буквально всему. И гвоздь могла забить, и щи сварить, и денег занять — в том доме, куда моя бедная мама уже идти не могла, потому как в прошлом месяце там занимала.

— Вспомните любую драматическую ситуацию из вашего детства.

— Меня  мои друзья-товарищи по детству плавать знаете как учили? Бросили в воду на глубине и сказали: научишься, Римка. А я топориком ко дну пошла. Еле вытащили меня. Потом вся эта босяцкая публика  бежала по улице и орала во все горло: «А Римка чуть не утонула!»

— И что же мама?

— Мама выпорола меня. Задрала на мне платьишко и резиновой тапочкой так ко мне приложилась, что я долго на это самое место сесть не могла. А потом мама  плакала вместе со мной.

— Когда вы осознали, что красавица?

— Да никогда я этого не понимала. Ну, симпатичная. Ну, обаятельная. Но не красавица же. Для красавицы требуются классические черты. А я всегда была пацанкой. Я у мальчишек в авторитете была. По крышам лазала, дралась.

— А первый  поцелуй был, конечно, романтичным-преромантичным?

— Когда меня первый раз взрослым поцелуем в губы поцеловал один мальчишка, со мной чуть истерика не случилась. Он, бедный, от меня тоже отскочил, ему мое смятение передалось. Я, наверное, с месяц потом рыдала! Во мне жило острое ощущение, что я лишилась некоей чистоты, невинности. И что я вообще, возможно, даже забеременела после ТАКОГО поцелуя.

— Вы разыгрываете меня, Римма Ивановна?!

— Ни капельки! Именно такие эмоции я и переживала. Мы ведь в подавляющем большинстве были безумно невинным поколением. Отношения между юношами и девушками складывались настолько целомудренно, что сегодня подобное и не объяснить. Я  своим студентам стараюсь привить мысль, что в любви ничего не надо форсировать. Что нынешние влюбленные парочки нередко уже начинают с того, чем по идее надо завершать. В любви чрезвычайно важно чудо предвосхищения. А оно сейчас изгоняется, многим кажется старомодным, глупым. Станиславскому принадлежит замечательная по глубине фраза: любить — это значит касаться. Но ведь высказывание многомерно, оно не только про плотские соприкосновения. Касаться необходимо и мыслями, разговорами, душами. Если такого притяжения нет, то самое сильное чувственное начало выгорит.

— Какую сказку вы любили в детстве больше всего?

— Андерсеновскую «Снежную королеву».

— Значит, вы, согласно психологии, относитесь к типу женщин, способному спасти мужчину. Герда, вызволяющая Кая, — ваш архетип. Вы ведь мужа воскрешали в не меньшей степени, чем Герда. Сколько лет Георгий Петрович был на вашем полном попечении?

— Десять. Два инфаркта, инсульт, ампутация сначала одной, потом другой ноги. Болезни сыпались как из черного мешка.

— Что помогало вам, Римма Ивановна, держаться все эти годы?

— Не знаю. Просто мысленно ставила себя на его место и понимала: передо мной взрослый мужчина, ставший беспомощным, как малое дитя. Мужчины вообще-то дети, ну а уж тут-то болезнь расстаралась по полной программе. Был период, когда муж не хотел никого видеть. У нас всегда был открытый дом, вечные пироги, гости. А тут по его воле мы отгородились от всех. Мне один друг намекнул, что Георгий Петрович хотел бы найти таблетку, чтобы покончить со всем. И после этого я по нескольку раз в день звонила, выясняла, как самочувствие. Искала статьи, очерки по его тематике — про людей, победивших болезнь, и исподволь, ненавязчиво старалась прочитать ему кусочки из подобных статей. Его надо было вытянуть из чернейшей депрессии. И знаете, удалось. У нас снова стали бывать  друзья.

— Видела ваши фотографии времен юности. Вы невероятно  эффектная пара. Скажите, а как БАННИКОВ в вас влюбился?

— Думаю, его задело мое к нему спокойное отношение. От одного его взгляда куча молоденьких женщин — и актрис, и не актрис, обмирала, а я смотрела на красавца-мужчину «без божества и вдохновения». Он начал мне букеты дарить. Причем даже те, что ему собственные поклонницы вручали. Иногда даже забывал из них записки вытаскивать. Одним таким письмом я его много лет потом  поддразнивала. Целая поэма оказалась в письме, а заканчивалось письмо вздохом: «До чего хорош этот Банников!» Эту фразу я потом нередко повторяла в самых томных выражениях!

— Самый  неожиданный подарок, который подарил вам будущий муж, помните?

— Утюг. Тогда  как раз наблюдался дикий дефицит бытовой техники, а Банников его где-то добыл. Перевязал ленточкой и поставил в моей гримерке.

— Как, по-вашему, в какой роли вы наиболее полно выразили себя?

— Это сложно. Их как минимум три-четыре. Роли, которые остались со мной навсегда. Из последнего — это Шарлотта в «Осенней сонате» Бергмана, из давнего — это Настасья Филипповна в «Идиоте», Серафина в «Татуированной розе» Уильямса.

— Вы много лет ведете актерский курс. А самый экстравагантный комплимент от своих бывших учеников можете  процитировать?

— Однажды один из моих выпускников, учившийся  еще в период театрального училища имени Слонова, признался мне: все мальчишки на курсе были настолько влюблены в меня, что, как он выразился, хотели от меня ребенка. Помню, я от души хохотала над этим признанием!

— Иногда даже самые яркие актеры бывают на грани вылета из театрального училища или института. Вам не приходилось спасать людей от такого развития событий?

— Бывало, конечно, и такое. Моя педагогическая деятельность началась с курса, на котором учились Конкин, Валя Федотова, уже тогда являвшаяся любимицей своего педагога Лядова. А Конкин был не то чтобы на грани вылета, скорее, не мог отыскать свою личную актерскую струну. А в это время страна, помню, зачитывалась Сэлинджером. И я дала ему кусочек «Над пропастью во ржи». И это было стопроцентное попадание! Духовные искания Холдена оказались невероятно сродни внутреннему состоянию Конкина. Они одинаково то искали с ним по жизни пятый угол, то срывались с Салли на природу.

— Что вы считаете своей главной удачей в жизни?

— То, что судьба, в которую я верю безоговорочно, привела меня в мою профессию. То, что  моими учителями были такие гениальные артисты, как Тарасова, Степанова, Грибов, Пилявская, Массальский. А Олег Николаевич Ефремов! Как просто и захватывающе он все объяснял! И каким колоссальным мужским и сценическим шармом был отмечен этот человек! Моя студенческая юность в Москве пришлась на фантастические годы! Мы слушали Евтушенко и песни Окуджавы, мы, студенты, шили занавес для «Голого короля», который шел в «Современнике». А в доме одного из моих однокурсников Бори Ардова  мне посчастливилось увидеть саму Анну Андреевну Ахматову. Мы, помню, сидели в комнате, и вдруг по коридору плывет большая, седая такая женщина в сиреневом платье, напоминающем кимоно. «Боря, — ахнула я, — какая у тебя потрясающая  бабушка!» — «Деревня, — фыркнул в ответ Ардов, — это Ахматова». Имя это тогда было под запретом, и мы ничего о ней не знали. И Борис принес нам почитать ее стихи. И в следующий  наш приход в ардовский дом Ахматова, помню, сидела в своей узкой комнате-пенале, где помещались ее кровать и крошечный столик, а мы, студенческая ватага, висели на двери, ведущей в ее комнату, и задавали какие-то вопросы. И она отвечала.

— Высоцкий учился курсом старше, чем вы. У вас, Римма Ивановна, остались какие-то впечатления от Владимира Семеновича той поры?

— Володя  был невероятно юморной. Амплуа — острохарактерный актер. Он ведь был невысокого роста, совершенно простой наружности. С гитарой он  не расставался уже тогда. У Высоцкого всегда имелась наготове серия анекдотов по циркача Костика Капитанаки, которые,  подозреваю,  он сам регулярно выдумывал. Потом ему, видимо, это надоело, и он героя своего… прихлопнул. «Все, — говорит Володя однажды. — Умер Костик». Мы, ясное дело, подробностей запросили: как и что. «Никаких подробностей, — насупился Высоцкий. —  Стоит гробик Капитанаки на арене и вдруг раздается команда: «На гроб Капитанаки тройное сальто — ап!» Мы, естественно, все до слез хохотали.

— Без чего вы не можете жить?

— Без любви. Без любви людей и к людям, без любви к театру. Обожаю свою профессию! Она дарит мне любовь. Я вижу, как взрослеют мои ребята, как они духовно развиваются, как  становятся профессионалами. 

оставить комментарий
 

Фото

  • 13 ноября

    Абрамовичу предложили парк покорителей космоса

    После главврачей-миллионеров в Саратове взялись за миллиардеров. Очередной визит в регион главы нижней палаты российского парламента Вячеслава Володина ознаменовался презентацией нового проекта по строительству на месте приземления Юрия Гагарина парка покорителей космоса.  Сейчас в Энгельсском районе всё то же чистое поле, в котором расположены стела советских вр

  • 13 ноября

    Михаил Исаев хочет, как во Франции

    Правильный посол: саратовцам пообещали гостиницу. В Саратове с официальным визитом побывала Сильви Берманн — Чрезвычайный и Полномочный Посол Франции в России. В областном правительстве мадам Берманн с букетом встречал вице-губернатор Александр Стрелюхин.  По словам дамы, французская сторона с большим вниманием относится к взаимодействию с Саратовской облас

  • 13 ноября

    Бандитский сериал Заводского района

    25 лет назад на окраине Саратова шли криминальные войны по законам гангстерских фильмов. 90-е возвращаются — сейчас часто можно услышать эту фразу. Последнее десятилетие прошлого века превратилось в своеобразное пугало для нынешних россиян. Говорят, что тогда кровь лилась рекой и жизнь ничего не стоила. Но уже мало кто помнит, как оно было на самом деле. Одна из самых к

  • 18 ноября

    Что такое транспондер и как им пользоваться

    Транспондер для платных дорог представляет собой специальное устройство, за счет которого можно без остановки проезжать пункты оплаты по полосам выделенным. Также данное устройство позволяет осуществлять оплату в режиме автоматическом. Если сравнивать с методами оплаты проезда, например, наличными деньгами, банковскими карточками, транспондеры позволяют преодолевать пункты оплаты безо

  • 18 ноября

    «Сокол» наш Роман Абрамович. План возрождения региона

    Саратовская область давно уже заслуживает того, чтобы действительно стать территорией развития, где золотистым ячменем всходят векторы лидерства. Наш регион вполне может стать тем паровозом, благодаря которому Россия совершит невиданный рывок. И надо для этого совсем немного. Какое-то объединяющее начало. Многие говорят о национальной идее, а речь следует вести о региональной. О том,

  • 15 ноября

    Какие игры пользуются наибольшей популярностью в 21 веке?

    Компьютерные игры прошли долгий путь от обычного развлечения на вечер, до качественных игровых проектов, которые используют как дисциплину серьёзных соревнований. Некоторые игры даже собирают целые стадионы. Онлайновые проекты стали чрезвычайно популярными в современных условиях не просто так. Люди действительно заинтересованы в том, чтобы иметь возможность играть в такие проекты, которые бы по

Система Orphus