Автохам припарковался на остановке
Главная / Издания / Маркс, мастер и Магон…

Маркс, мастер и Магон…

 
Маркс, мастер  и Магон…

09 марта 2016     

Автор: Антон Краснов

Автор: Елена ЖУКОВА

МК в Саратове №11 (968) 09.03.2016

Зачем Солженицын не единожды приезжал на могилу простой учительницы из саратовского Заволжья.

Человеческая память избирательна. Она не грешит хронологической безупречностью, не свободна от разочарований и обид. Норовит спрятать постыдное. Цепляется за пережитые моменты радости и утолённого тщеславия. Но именно память — живых и живших — при всём своём человеческом несовершенстве способна хранить и оберегать то, к чему равнодушны архивы. Только благодаря свидетельствам очевидцев до нас доходят истории вроде той, о которой пойдёт речь ниже. Истории, в общем-то, житейской, если бы речь в ней не шла о «заслуженном диссиденте СССР», всемирно известном писателе Александре СОЛЖЕНИЦЫНЕ. И простой учительнице литературы из саратовского Заволжья Людмиле МАГОН, проведать которую приезжал в Маркс нобелевский лауреат. 

«Пожалуйста, не беспокойтесь обо мне»

Александра Исаевича выдворили из Советского Союза 42 года назад — 14 февраля 1974-го. Людмила Борисовна ушла из жизни в марте того же года, прожив довольно короткую жизнь. Они никогда не встречались здесь, на саратовской земле, а летом 1967-го Людмила МАГОН, путешествовавшая с учениками по есенинским местам, не застала Солженицына в его квартире в Рязани и оставила ему букет цветов; 
А. И. же приезжал в Маркс в сентябре 1995-го и в 1998-м с частным визитом, и, как искренне заверяют ученики Людмилы Борисовны, — был на могиле Магон. 
Школьная учительница из Маркса превосходно знала творчество Солженицына — и официальные публикации, и самиздатовские. Прилюдно и многократно им восхищалась, что на тот момент могло повлечь за собой большие неприятности и вызвать внимание соответствующих инстанций. Рассказывала о литературных находках А. И. даже на педсоветах, чем вызывала на себя огонь коллег: «Нас никакой Солженицын не перевоспитает!» Будучи одно время инспектором гороно, ввела в программу старших классов обязательное изучение знаменитой повести «Один день Ивана Денисовича». Понятно, что рано или поздно столь открытое восхищение Солженицыным должно было «рвануть».
Но это — позже. А в ноябре 1968-го Магон знакомится на филологическом факультете Саратовского государственного университета со Львом КОПЕЛЕВЫМ. К тому времени в университете сформировалась добрая традиция приглашать в Саратов известных людей, профильных специалистов в области литературы и филологии: приезжали писатель Константин ФЕДИН, знаменитый учёный Юрий ЛОТМАН (тот самый, которому приписывают фразу — в ответ на вопрос, почему он не уезжает из «душного затхлого Союза»: «Я специалист по русской культуре. А место врача в чумном бараке». — Авт.). Приехал и Копелев. К тому времени он являлся видным правозащитником, в 1968-м за активную критику Пражской весны был исключён из КПСС и Союза писателей. Лев Копелев был приглашён Людмилой Магон в Маркс читать лекции по германской и американской литературе — только уже не студентам, как в СГУ, а учителям. Известное дело, в ответ на неизбежные вопросы работников марксовского образования об Александре Солженицыне Лев Зиновьевич отвечал вовсе не в хрестоматийном духе газеты «Правда», зато полностью перекликаясь в своих оценочных суждениях с Людмилой Магон.
…Ну что вы тут попишете? Войдите в положение усердных чиновников от педагогики из Маркса: свой же сотрудник, который давно не скрывал любви к Солженицыну, привозит в маленький городок известного диссидента! Понятно, что грянул скандал уже не районного, а областного масштаба, и за Людмилу Борисовну взялись вплотную. Она была уволена из городского отдела народного образования. Тучи над ней сгустились. Её выслали из Саратовской в Пензенскую область, в Тарханы. В письме от 12 февраля 1969-го ко Льву Копелеву и его супруге Раисе ОРЛОВОЙ она пишет: «…само собой разумеется, что никаких сожалений, связанных с известными вам событиями, точнее разговорами, я не испытываю. Я не могла бы себя вести иначе, причём не вижу ничего особенного в такой линии поведения: естественная реакция человека в защиту любимого. Пожалуйста, не беспокойтесь обо мне». 
И ещё — из другого письма: «Рада страшно за Александра Исаевича — премия! Но, судя по «Литературке», принесёт она ему массу дополнительных неприятностей у нас…» Позже письма, процитированные выше, вошли в книгу Людмилы Магон «Письма. Начало повести», изданной Копелевым и Орловой в США уже после смерти Л. Б.  

«Здесь почти нет лиц»

Книга Магон — яркая и красочная, с сочным языком и богатством эпитетов, с меткими психологическими характеристиками тех, кто окружал Людмилу Борисовну в Марксе, в Москве, в Саратове. Однако есть в ней и то, что мучительно перекликается с поведением современных российских либералов: казалось бы, выстраданная, но безапелляционная уверенность в собственной правоте, взгляд на общество — с преобладанием красок из тёмной части эмоционального спектра. Острое ощущение собственной неуместности и ненужности здесь и сейчас. Звонкие, хлёсткие характеристики почти в довлатовском стиле, да вот, пожалуйста: «Приехал спецкорреспондент «Учительской газеты» <…> нежная обаятельная блондинка с вкрадчивыми манерами и инквизиторской устремлённостью». 
Мрачное видение времени, которое сейчас, в суровом 2016-м, воспринимается как одно из самых благополучных в истории страны. Тихий провинциальный Маркс по описательному накалу — чистый ДИККЕНС, какие-то лондонские трущобы: «В Марксе почти нет лиц. То есть есть, но «подобие жалких лачуг». На вечерних сеансах в кино бывает страшно — так реагирует зритель на интимные сцены. Кажется, зал полон убийц. При ярком свете то же впечатление. Здесь большинство знает друг друга, как в деревне. Знает, что покупают на базаре и в магазинах, кто с кем встречается, как празднуют, где работают. «Как» — деталь второстепенная. Здесь знают, что от кого ждать. Человек известен по главным параметрам и неожиданностями вроде бы не располагает. Совсем законченный, слепленный и словно бы умерший человек…»
Мрачному взгляду на жизнь способствовало и последнее в жизни место её работы — воспитателем в спецшколе, по сути — детской тюрьме. «Культ грубой физической силы, одичание и неразвитость, умственная и нравственная, стойкость всех отрицательных понятий, разгул инстинктов... Тем не менее испорченные дети всё же лучше испорченных взрослых людей». Глубокое наблюдение, выдающее человека с душой и интеллектом. 
Один из коллег Людмилы Борисовны по спецшколе, учитель истории Владимир АМЕТОВ, рассказал «МК» в Саратове», что у Магон в тот период в общем-то были все основания для столь мрачного взгляда на жизнь: «Нужно было видеть этих учеников. Были и убийцы, и рецидивисты с личными делами в 10 пальцев толщиной. В те годы была реформа пенитенциарной системы, и колонии для малолетних преступников передали в ведение министерства образования. Вот этих ребят мы и образовывали… Но и с таким контингентом Людмила Борисовна работала по своему методу, не отступала от него — она была сторонницей так называемого свободного воспитания, говорила, что на подростка нельзя давить, нельзя заставлять что-то делать. В этом мы с ней много спорили: я считал, что привить культуру, дать образование — это всё-таки предполагает определённый нажим, давление», — поделился воспоминаниями Владимир Александрович.  
И вот для каждого из этих «умственно и нравственно неразвитых» ребят с «разгулом инстинктов» Л. Б. старалась находить индивидуальный подход, устраивала литературные вечера «у камелька», читала им ЛЕРМОНТОВА… 

«Учителя выше, чем она, не было»

Педагог она была блестящий. Об этом в голос свидетельствуют те, кто имел возможность в своё время присутствовать на её уроках: «Учителя выше, чем она, я никогда не видела. Не было! Каждый её урок был как праздник — слушали не дыша!» — вспоминает Валентина РОССОШАНСКАЯ, которая училась у Магон в 9-11-м классах общеобразовательной школы города Маркса. По словам Валентины Александровны, Л. Б. была очень обстоятельным, увлечённым своим делом человеком. Проста в обращении — ученики могли запросто прийти к ней домой: «Ей был чужд культ вещизма, она вела спартанский образ жизни, жила с мамой и сыном, сама колола дрова, таскала воду. У неё было два увлечения — книги, которые лежали в доме повсюду, и мотороллер! Каждое лето на этом мотороллере она ездила в Москву и возвращалась назад в августе, к началу учебного года». 
Неожиданное хобби для женщины, особенно в то время, правда? По воспоминаниям Льва Копелева, у неё было «лицо юноши, и не горожанина, а лесовика, степняка, а взгляд девичий». Широкая в плечах, коренастая, коротко стриженная, крепко скроенная, этакая современная амазонка, ездящая из Маркса в Москву на мотороллере. На том же транспортном средстве — по району, в удалённые сельские школы, по сложной пересечённой местности в любую погоду… 
Конечно, столь нестандартный человек едва ли мог найти понимание в том обществе. «Единомышленников у неё практически не было, коллеги-педагоги над ней насмехались, в коллективе её подчас откровенно травили. Распускали слухи о том, к кому и зачем она ездит в столицу. В этих перетолках фигурировала некая «подмосковная дача», где Людмила Борисовна якобы встречалась с Александром Исаевичем. Доходило до того, что утверждали: Борис, сын Магон — это его, Солженицына, сын!» 
…В последний период жизни она была очень одинока. Умерла мама. Когда не стало самой Людмилы Борисовны, оказалось, просто некому вырыть могилу, и её копал Владимир Аметов. Сюда, на эту могилу, приходил нобелевский лауреат: «Я встретила идущего по площади Солженицына. Я бросилась к нему: «Александр Исаевич, вы здесь? Куда вы пешком, один, может, дать вам машину? Он ответил: «Нет, спасибо. Туда, куда я направляюсь, ходят только пешком…» — вспомнила поразительный факт встречи с Солженицыным в Марксе в 1998-м Валентина Россошанская. 

P.S. Существует живучее мнение о том, что судьба подвижницы провинциального просвещения до сих пор по каким-то конспирологическим причинам замалчивается. (И нависает, дескать, над этим мифом огромная фигура Солженицына.) Это не совсем так: были публикации в столичной, саратовской и волгоградской прессе, создаётся личный уголок Людмилы Магон в Центральной библиотеке Марксовского МР. «Она любила своих учеников, давала им ценные книги, всемерно расширяла их кругозор. И они к ней тянулись. Нужно, чтобы и современные школьники знали о Людмиле Борисовне, о её судьбе и упорной, подчас наперекор всему, работе», — рассказала Светлана ЖУКОВА, директор Марксовской школы искусств, присутствовшая на встрече Солженицына с общественностью города в 1995 г. 
…Воспоминания Людмилы Магон, выдержки из которых, часто нелицеприятные и суровые, приведены выше, ныне доступны в интернете. Каждый легко может убедиться в том, насколько искренней и порой по-солженицынски безрадостной и глубокой была проза этой необычной учительницы литературы.
…Давно издан, прочитан, изучен и, как и прежде, удостоен максимально политизированных эпитетов сам Солженицын — этот крайне неоднозначный, но всё равно очень большой мастер. 
Двух этих людей, никогда не встречавшихся на саратовской земле, объединила человеческая память, которая, порой задыхаясь от возмущения, умеет по-настоящему сострадать. Возможно, и есть в этом единственная, немногими понятая, ещё меньшим числом принятая, но подлинная справедливость.

 

оставить комментарий
 

Фото

  • 12 ноября

    Уважаемые работники и ветераны агропромышленного комплекса, дорогие партнёры!

    Примите искренние поздравления с Днём работников сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности!  Агропромышленники в нашей области — отличные специалисты, профессионалы. Умение вести хозяйство эффективно, с применением передовых технологий, самой современной мощной техники позволяет добиваться тех отличных результатов, которые ежегодно отмечаются  наградами на

  • 06 ноября

    Рейтинг скандалов

    1,2 раза - во столько число умерших с начала года превысило число родившихся, таковы данные по России в целом   Лидеры по смертности и убитым дорогам В последнее время дня не проходит, чтобы СМИ не опубликовали результаты опроса общественного мнения или выкладки Росстата, которые для саратовцев, как правило, оказываются весьма неутешите

  • 06 ноября

    На новом саратовском пляже намывают песок

    Работы на набережной ведутся с отставанием от графика. В паблике сторонников Вячеслава Володина в соцсети Инстаграм появился ролик, на котором видно, как благодаря земснаряду на месте будущего саратовского пляжа на участке новой набережной прибывает песок. «Третья линия расположится от улицы Шелковичной до Второй Садовой. Общая протяжённость — полкиломет

  • 11 ноября

    Итоги недели. Космический парк, котлета против бургера, Саратов и Тулуза

    Перестал быть праздничным ноябрь. Властям удалось размыть акции годовщины Октябрьской революции с помощью Дня единства. В результате первое перестало быть праздником, а по случаю второго народные массы ликуют только по бюджетной разнарядке или за зачеты. Впрочем, и в советские времена на 7 ноября не все жаждали таскать портреты старцев из коммунистического ареопага. Но праздник ощущался

  • 06 ноября

    От каких нарушений контрагента защитит обеспечительный платеж

    Письменные договоренности не защитят компанию от того, что товар привезут с опозданием, арендатор покинет офис раньше времени или здание построят с отклонениями от проектной документации. В таком случае можно пойти в суд, но тогда компания потеря

  • 06 ноября

    Искусственный интеллект плюс эмпатия

    Об этом саратовские журналисты узнали на онлайн пресс-конференции нового вице-президента-директора макрорегионального филиала «Волга» компании «Ростелеком» Ивана Зимы. Встреча с представителями СМИ всех поволжских регионов прошла в видеоформате. Начиная диалог, Иван Зима подчеркнул стратегическую цель компании: «стать лучшим провайдером в

Система Orphus