Учебное помешательство

 
Учебное помешательство

14 декабря 2016     

Автор: Ирина Лихоман

МК в Саратове №51 (1008) 14.12.2016

Саратовских школьных психологов научат выявлять скрытое неблагополучие

До тех пор, пока дети не начали расстреливать полицейских из ружей, а затем пускать себе пулю в лоб, чиновники упорно не замечали «пропажи» из школ ставок психологов. Оставались незамеченными случаи невероятной подростковой жестокости, которыми интересовались лишь комиссии по делам несовершеннолетних да голодные до «жёлтых» сенсаций журналисты. И вдруг озарение: оказывается, школьная психологическая служба требует реформирования! Причём срочного. Однако саратовские эксперты сомневаются, что дополнительные ставки школьного психолога изменят ситуацию. Ведь для этого требуется менять менталитет педагогов, администрации образовательных учреждений, которая до сих пор задумчиво чешет затылок, размышляя: нужен ли школе психолог или, может, на эти деньги двух уборщиц нанять? В ситуации разбирался «МК» в Саратове».

 

Школьные смотрители

О нехватке школьных психологов впервые упомянула новый министр образования и науки РФ Ольга ВАСИЛЬЕВА. По словам главы ведомства, сегодня на одного психолога приходится полторы, а то и две тысячи детей, при этом зарплата этих специалистов примерно в два раза ниже учительской. Кроме того, переход школ на нормативно-подушевое финансирование сильно ударило по психологам, и они первыми попали под сокращение, сообщила министр. Дабы исправить положение, «нужно решать вопрос с оплатой труда психолога в каждой школе, и, думаю, мы сможем сделать это в ближайшее время», — сказала Ольга Васильева.

Однако в Правительстве РФ о реорганизации психологической службы задумались лишь после гибели двух 15-летних псковских школьников, открывших стрельбу по полицейским, а затем покончивших жизнь само­убийством. Как сообщила вице-премьер Ольга ГОЛОДЕЦ, чаще всего школьные психологи ориентированы на детей из заведомо неблагополучных семей. «Скрытое неблагополучие, дискомфорт, отсутствие внимания к ребёнку приводят к сложным последствиям и иногда трагическим», — сказала вице-премьер.

Правительство РФ поручило Институту имени Сербского подготовить курс семинаров и методик для школьных психологов. Он будет создан на основе анализа всех трагических случаев и самоубийств в стране за последние несколько лет. Упор в новых программах будет сделан на работе не только с детьми, но и с родителями, учителями. Что важно, для работы с подростками больше не нужно будет спрашивать разрешения у родителей.

Однако, как говорят школьные психологи Саратова, разработка новых методичек и увеличение штата школьных психологов вряд ли изменят существующую ситуацию, поскольку начинать работу нужно с администрации образовательных учреждений.

Комментарий эксперта

Жанна БАЛОВА, клинический психолог, член Федерации психологов образования России:

— Не редкость, когда ставку школьного психолога делят между учителями, завучами. Мол, пару тестов проведёте — и достаточно. Иногда администрация образовательного учреждения смутно представляет, чем именно должен заниматься психолог. Поэтому порой этот специалист заменяет секретаря, готовит детей к конкурсам, даже тексты набирает — его могут нагрузить любой работой. Для школьной администрации психолог — эдакая палочка-выручалочка, и отказаться выполнять чужую работу, отстаивать свои профессиональные задачи могут далеко не все специалисты. Или, скажем, психолог одновременно работает социальным педагогом, что очень затрудняет установление доверительного контакта с учащимися, поскольку педагог — это позиция «над учеником», а психолог, дабы его помощь была эффективной, должен стремиться к взаимодействию «на равных». Ребёнок почувствует себя в безопасности только в том случае, если с ним общаются на равных. Ну и условия работы: в одном из образовательных учреждений Саратова я консультировала учеников в… коридоре. Так же, как и их родителей. Моё рабочее место было в кабинете, где сидели два завуча, и понятно, что ни о каких доверительных беседах в этом случае речь идти не могла. Это была работа «в полевых условиях», ведь отдельный кабинет для психолога обязателен. Оборудованный, уютный, куда ребёнок может прийти и знать, что здесь нет камер, никто не слушает разговор, и всё, что он расскажет, останется только в этом кабинете. Но увы, такие условия для работы могут предоставить далеко не все школы. В результате родители водят ребёнка на платную консультацию к психологам, занимающимся частной практикой, поскольку ни у них нет доверия к школьному специалисту, ни у самого ученика.

Жанна БАЛОВА поддерживает инициативу Минобрнауки об увеличении числа психологов в школах. Но отмечает, что обязательно должно поменяться отношение администрации учебного заведения к работе психолога. Только в этом случае можно говорить о профилактике суицидов среди подростков.

— Зачастую у школьного психолога нет выхода на детей, — говорит Жанна Ивановна. — Не существует закреплённых часов для того, чтобы, к примеру, специалист занялся адаптацией первоклассников к школе. Всякий раз нужно просить, договариваться с классным руководителем, чтобы дали возможность поработать с детьми. Плюс огромная нагрузка — 700, а то и тысяча учеников на одного специалиста. Можно сколько угодно говорить о необходимости профилактики суицидов школьными психологами, но если специалист не сможет встречаться с детьми, всё это будет бессмысленно. Со школьниками нужно вести целенаправленную и планомерную работу, расширяя их представления о возможностях решения проблем, пропагандировать позицию, когда из любой безвыходной, на первый взгляд, ситуации есть выход. В клинической психологии это называется «повышение реабилитационного потенциала личности», и если бы психологам дали возможность в этом ракурсе вести профилактику, она была бы очень полезна. Ведь путь к суициду долгий, у человека механизмы выживания и самосохранения заложены природой. И они не ломаются за один-два дня.

 

Внимание, только внимание!

Слова клинического психолога подтверждают и школьные специалисты. Александра ЗВОНАРЕВА (фамилия по просьбе автора изменена) имеет стаж работы психологом 18 лет. Из них более восьми лет — в школах города Саратова. 

— С помещениями настоящая беда! — рассказывает психолог. — Где я только не принимала детей и их родителей: в кладовке без окон на первом этаже, в кабинете директора, который она мне милостиво освобождала два раза в неделю на пару часов, даже в каморке спортивного зала, — рассказывает психолог. — Но если здесь ещё можно как-то выкрутиться, то с завалом работы ничего поделать нельзя. В последнее время я всё меньше работаю с детьми, зато составляю портфолио, готовлю школьников к конкурсам и олимпиаде, помогаю администрации учебного учреждения в подготовке к праздникам и торжествам. То есть львиная доля возложенных на меня обязанностей никак не касается моей специальности, зато даёт полную загруженность. За бумажными отчётами я просто не вижу детей! На мониторинги адаптации, тревожности, профориентации, а также индивидуальные встречи с учениками остаётся очень мало времени. Несколько раз я уходила из школ, через полгода звали обратно. Говорят: пригласили молодого специалиста, он поработал три месяца и ушёл. Конечно, в этой системе нужно что-то менять. Хочется верить, что федеральные чиновники не забудут своих обещаний и займутся серьёзной проработкой школьной психологической службы.

А что же говорят сами директора школ?

Комментарий эксперта
Андрей РЫЖКОВ, директор средней общеобразовательной школы № 9 им. П. А. Столыпина г. Балашова:
— Нормативно-подушевое финансирование «вымыло» психологов из школы. При принятом раньше сметном финансировании директору школы было выгодно раздувать штаты и часы нагрузки, так как это увеличивало фонд оплаты труда. А когда деньги приходят за учеником, а не за количеством штатных  единиц, руководитель учебного заведения должен решить непростую задачу: какие специалисты необходимы школе в любом случае, а без каких школа может обойтись. У нас до сих пор нет понимания, нужны ли психологи в школе. Ведь если сегодня падает авторитет учителя, то каким авторитетом должен обладать психолог, чтобы ему были готовы излить душу дети и взрослые? В наше время такого специалиста, особенно в провинции, найти очень трудно. По сути, каждый учитель должен быть психологом, видеть и понимать возрастные особенности детей, их проблемы, интересы, увлечения, стремления. Но школе нужно его не только вырастить и сохранить, но и создать такие условия, чтобы он работал с детьми, а не с бумагами. На практике у многих учителей на решение  воспитательных задач нет ни сил, ни времени, а часто и желания. Решить детские проблемы увеличением штата психологов вряд ли получится. Государство должно относиться к школе не как к тяжёлому бремени, а как к важному социальному институту.

В школе № 6 города Маркса на 628 детей приходится 1 психолог. Как рассказывает директор учебного заведения Галина ПОЛИЩУК, у психолога очень большая загруженность: выступления на общешкольных и родительских собраниях, индивидуальная работа с детьми.

— Мы подбираем психологу группу учеников, с которыми она работает, — говорит Галина Николаевна. — Но не отказались бы ещё от одного специалиста. Увы, такой возможности нет. У нас даже социальный педагог работает на полставки, поскольку нет возможности оплачивать полную. Хотя этот специалист очень важен, поскольку работает с семьями, находящимися в социально опасном положении, с детьми, которые под опекой.

В средней общеобразовательной школе № 13 города Балаково на 800 детей приходится один психолог.

— Наш специалист очень опытный, у него отличные навыки работы с детьми, — рассказывает директор школы Евгений ПАК. — Порой сами родители просят поработать с ребёнком. Но понятно, что одного психолога на такое количество школьников маловато, было бы хорошо увеличить штат хотя бы до двух специалистов.

 

Штатное списание

Все директора школ говорят: чтобы взять в штат ещё одного психолога, требуется дополнительное финансирование. Без этого никак.

— Я только за увеличение штата психологов, — высказывает своё мнение Ахмажжан САМИГУЛИН, директор общеобразовательной школы № 3 города Балаково. — Но только пусть сначала нам увеличат фонд заработной платы, и тогда мы сможем открыть дополнительные ставки. На мой взгляд, в идеале должен быть психолог для первоклассников, которые только адаптируются к школе, ещё один для пятиклассников, который поможет им при переходе из начальной школы в основное звено, ну и конечно, для девятиклассников, чтобы помочь в преодолении стрессовых ситуаций перед сдачей ОГЭ (Основной государственный экзамен).

Директор пугачёвской школы делает акцент на инклюзивном образовании.

Комментарий эксперта
Марина НИКУЛИНА, директор средней общеобразовательной школы № 1 города Пугачёва:
— В нашем учебном заведении на 900 учащихся приходится один психолог, а также логопед, дефектолог и социальный работник. Мы сумели выделить каждому из них для работы отдельный кабинет. Поскольку у психолога с ребёнком должен быть контакт «глаза в глаза», и никак иначе, только в этом случае можно говорить о работе с детьми. Что касается увеличения штата психологов, то, на мой взгляд, в каждом учреждении, где обучаются дети-инвалиды, должен быть отдельный психолог для этой категории учащихся. Пусть на 0,5 ставки, но обязательно. Конечно, трудно найти профессиональные, опытные кадры, тем не менее расширение штата психологов с дополнительной оплатой — очень полезная идея.

Инициативу Правительства РФ активно поддержали депутаты «Единой России», предложив проводить уроки психологии в российских школах. Как объяснили в Комитете по охране здоровья Госдумы, взрослые должны знать о ценностных ориентирах своих детей, что их беспокоит и тревожит. Но не все родители подкованы в том, как нужно общаться со своим ребёнком, особенно в переходном возрасте. Хочется верить, что всплеск интереса к работе школьных психологов со стороны чиновников и властей не сойдёт на нет при обсуждении очередных бюджетных расходов на образование.

 

 

Фото

МК в Саратове

  • 11 января

    Дурман-права

    Саратовским потребителям придётся защищаться самостоятельно Несколько лет назад крылатая фраза «Хватит кошмарить бизнес!», произнесённая Дмитрием МЕДВЕДЕВЫМ, открыла «зелёный коридор» для предпринимательства. Кому-то жить стало лучше и веселее: плановые проверки Роспотребнадзора сократились до одной — раз в три года, внеплановые были разрешены лишь по о

  • 11 января

    Бруском по голове за отказ от секса

    Экстренные службы подвели неутешительные итоги новогодних каникул В праздничные дни на территории области зарегистрировано 54 пожара, в которых погибли 7 человек. Дорожно-транспортные происшествия унесли жизни ещё десятерых. Девять жителей губернии ушли на тот свет добровольно.  46-летний житель Балакова погиб, сорвавшись с балкона на четвёртом этаже, куда пытался пер

  • 11 января

    Логинова назвали мошенником за победу

    Чеботарёв отправил битого венгра в нокаут Очень хотелось начать 2017 г. с позитива, но самые приятные новости пришли со спортивных арен. Сперва на этапах кубка IBU блеснул отбывший двухлетнюю дисквалификацию за допинг саратовский биатлонист Александр Логинов. А затем свой первый бой на профессиональном ринге выиграл боксёр Артём Чеботарёв. ЛОГИНОВ, выступающий ныне за Тюме

Аргументы недели. Поволжье

  • 12 января

    День российской непечати

    Газеты загибаются, что празднуем? 13 января журналисты по традиции отметят День российской печати. В Саратове профильное министерство, слухи об упразднении коего ходили довольно долго, пригласило коллег на торжественное мероприятие, пообещав присутствие первых лиц. Ждём речей и почётных грамот.   Министерство печали Всё будет как всегда. Пер

  • 29 декабря

    Что нас ждет в семнадцатом?

    После того как Саратовская городская дума по случаю своего юбилея вручила памятный подарок и благодарственное письмо экс-мэру областного центра Юрию Аксёненко, можно поверить во что угодно. Даже в самое невероятное. Под Новый год и не такие чудеса случаются. Так что заниматься моделированием событий 2017 г. можно с чистой совестью. Стою у трапа самолёта В

  • 22 декабря

    История побед и дождичков

    Главные события прошедшего года   Каждый год 31 декабря идём в баню. Каждый год неделей раньше подводим итоги, оглядываясь назад и вспоминая наиболее звонкие темы — резонансные уголовные дела, шумные праздники, скандальные отставки. Словом, то, о чём писали на протяжении так быстро проскочившего очередного года. Январь запомнился долгим карантином в уч

Saratovnews

  • 16 января

    Тест на адекватность

    Все меньше бумажного продукта. Целее леса. Реже рубят и отвозят. И потому поспешим написать очередной обзор саратовских СМИ. Пока есть еще, что почитать. Все-таки Новый год, новые впечатления и надежды. Вдруг жизнь где-то стала лучше и веселее. "Аргументы недели" со слезой между строк и по случаю профессионального праздника печатников вспоминают, что рынок бумажных СМИ в Сар

  • 13 января

    Погасшие "огоньки"

    Сначала в соцсетях прокатилась волна каминг-аутов на тему "Я телевизор не смотрю ", а потом те же люди стали возмущаться низким качеством новогодних программ на федеральных каналах. Даже петиция появилась, в которой от Эрнста известного требуют прекратить дьявольскую карусель с участием одних и тех же осточертевших физиономий. Кстати, если судить по петициям, то россиян боль

  • 09 января

    Пустое занятие

    Считается, что до 10 января газет никто не читает, потому первый обзор печатных СМИ приходится делать из того, что было опубликовано до Нового года. Журналисты – тоже люди. Перед длинными праздниками ощущение – как перед отпуском, то есть работать не хочется совершенно. Оттого и тексты типовые – подведение итогов да робкие прогнозы на недалекое будущее.

Система Orphus