Трудные взрослые

 
Трудные взрослые

10 октября 2018     

Автор: Станислав Орленко

фото pixabay.com

МК в Саратове №42 (1103) 10.10.2018

В обычных школах дети-инвалиды становятся помехой для учителей

Право на полноценное образование гарантировано в нашей стране всем, включая инвалидов от рождения. «Особым» детям настоятельно рекомендуют учиться вместе с ровесниками, ходить в обыкновенную среднюю школу, чтобы успешно социализироваться, но всегда ли их ждут в учебных заведениях? На словах и в отчётах всё хорошо, а в реальности в них часто видят проблему и даже угрозу для окружающих. При этом если малыши не всегда понимают своё несчастье, то их родители, особенно мамы, — самые ранимые люди на свете. Отношения с окружающими могут вылиться в драму, которую трудно понять стороннему наблюдателю, страсти порой перехлёстывают через край. О таких историях рассказывает корреспондент «МК» в Саратове». 

 

Ультиматум директору

В начале нынешнего учебного года, в первых числах сентября в одном из районных центров нашей области вспыхнул школьный скандал, отозвавшийся в речах депутатов Госдумы и разрешившийся лишь в результате личного вмешательства главы района. Причиной стала мама девочки-инвалида, которая помогала своему ребёнку, страдающему серьёзными нарушениями опорно-двигательного аппарата, после трёх лет домашнего обучения осваивать школьную программу. Для этого требовалось присутствие женщины на уроках, что и вызвало бурю негодования со стороны родителей всех остальных детей — обычных, не больных. 

Родительский комитет класса предъ­явил директору школы ультиматум: если мама Даши (имя девочки изменено) будет продолжать сидеть рядом с дочерью во время уроков, все родители уведут своих детей из школы (в классе 26 человек). Причина? Женщина громко разговаривает, мешает учителю и ученикам, короче говоря, срывает и разрушает процесс обучения в четвёртом — выпускном для начальной школы — классе. 

Уже на второй день учёбы в школу явилась делегация возмущённых мам и пап, разборка на повышенных тонах проводилась как в кабинете директора, так и на школьном дворе. Миротворческие порывы директора, пытавшегося объяснить, что так будет не всегда — как только «особый» ребёнок адаптируется, его мама станет находиться не в классе, а в рекреации (так теперь называют в школе коридоры и залы), — успеха не имели. Началось выяснение, чей ребёнок важнее. В итоге на третий день Даша в школу не пришла. А на четвёртый её мама прибегла к проверенному русскому методу поиска справедливости — обратилась напрямую к «барину», то есть к главе района во время его встречи с жителями. Глава ожидаемо возмутился, заявил, что не допустит на своей территории подобного отношения к детям-инвалидам. Вездесущие журналисты местного телевидения, оказавшиеся рядом, моментально сняли видеоролик по теме с участием Даши и её мамы и выложили его в интернет, сделав доступным для мировой общественности. 

Своё возмущение ситуацией сразу же высказал депутат Госдумы Николай ПАНКОВ. А обычные жители района стали наперебой писать в соцсетях, требуя назвать фамилии родителей, устроивших травлю ребёнка-инвалида, и обещая с ними разобраться. 

 

Бой школьного значения

Разумеется, после этого все проблемы с пребыванием Дашиной мамы на уроках были моментально устранены, хотя, как мне пришлось убедиться, боевой запал других родителей вовсе не погас. В разговоре со мной председатель родительского комитета высказалась так:

— Мы ни в коем случае не против девочки — она очень хорошая и дети к ней относятся прекрасно. Мы против того, чтобы её мама находилась на уроках. Когда Даша в классе одна — всё нормально. Когда рядом с ней мама, они постоянно ведут диалог, девочка выкрикивает слова, мама ей что-то подолгу объясняет. Как могут другие дети в таких условиях усваивать учебный материал? В выпускном классе срывается урок за уроком. Дети ничего не слышат, переписывают друг у друга домашние задания. К тому же мы не знаем о состоянии её здоровья — почему незнакомая нам женщина постоянно находится рядом с нашими детьми? Дети говорят: Дашина мама ведёт  с ними странные разговоры на переменах, спрашивает, о чём говорят родители дома. Это вообще не укладывается ни в какие рамки!

Воинственно настроенная дама сообщила, что родители не отказались от намерения увести детей из школы, где им не могут дать знаний из-за присутствия на уроках чужого человека, а сама она собирается обратиться в прокуратуру за защитой, поскольку боится за себя и своего ребёнка — вдруг угрозы в соцсетях приведут в исполнение. 

Всё это произвело очень странное впечатление: по общему мнению, дети относятся к больной сверстнице хорошо, подходят к ней на переменах, помогают передвигаться по лестнице. Директор школы и руководитель образовательной структуры районной администрации уверили меня: конфликт возник по чистому недоразумению и уже погашен — кстати, фотография Даши висит на школьной Доске почёта, во время домашнего обучения она показывала прекрасные результаты. Откуда же такая непримиримость со стороны родителей при полной лояльности их детей?

Настоящих имени и фамилии ребёнка, как и района области, где случилась данная история, мы не называем, поскольку мама девочки-инвалида решила: не стоит дальше «трепать имя её дочери» (которое и так прозвучало на всю Всемирную сеть) и выразила надежду, что теперь всё будет нормально. Искренне желаем, чтобы это сбылось. Но всё же свой вопрос, почему возникают подобные ситуации и можно ли их не допустить, мы адресовали представителям общественных организаций, объединяющих родителей «особых» детей.

 

Негативный человеческий фактор

Председатель Саратовской региональной общественной организации родителей детей  с ментальными нарушениями здоровья «Пробуждение» Мария ГАРИНА подтвердила, что инклюзивное образование провозглашено на словах, но не обеспечено реальной базой:

— Насколько я знаю, в рассказанной вами истории конфликт начался со слов учителя, заявившей, что уйдёт из школы, если в её классе появится «особый» ребёнок, постоянно сопровождаемый мамой. Родители подхватили этот настрой и устроили манифестацию протеста. Нередко встречается неприятие школой такого положения, что в учебный процесс включается человек со стороны. Присутствия посторонних на уроках опасаются: вдруг они увидят какую-то некомпетентность, недоработку, да и мало ли что ещё. 

Система сопровождения детей-инвалидов помощниками, ассистентами и тьюторами (наставниками, курирующими процесс индивидуального образования) у нас ещё никак не отработана, и во всех этих ролях выступают родители, а они явно неудобны в учебном процессе. Администрация школы чаше всего не готова к диалогу с ними. 

Мария Сергеевна рассказала о нескольких ситуациях, в которые попадали дети членов её организации в саратовских школах. 

В прошлом году в первый класс пошёл мальчик-аутист — контактный, способный к разговору, но имеющий некоторые поведенческие отклонения. Гарина настойчиво рекомендовала маме отправить его в обычную школу — была уверенность, что ребёнок сможет обучаться по обычной программе. Но уже в октябре общественникам пришлось нанести визит директору школы — учитель категорично заявила: мальчик срывает уроки (один раз он бросил на пол принесённую в кармане батарейку) и она требует убрать его из класса. С большим трудом удалось достичь компромисса: разрешили маме сопровождать ребёнка-инвалида, причём во время уроков она находилась в коридоре. Всё пошло хорошо, через несколько месяцев необходимость в присутствии матери отпала. И тут неожиданно опять начались проблемы с учителем: раз хотела ходить в школу с сыном, пусть ходит и дальше, иначе последствия могут быть непредсказуемыми. Педагог и родитель так и не стали союзниками в борьбе за ребёнка. 

Бывают случаи, когда учителя выражают своё отношение гораздо проще, не прячась за условностями. Девочка-аутист с хорошим физическим развитием, но практически не говорящая, окончила начальную школу, и администрация стала убеждать её маму, что заниматься в разных кабинетах и с множеством учителей-предметников ребёнок не сможет — надо переходить на домашнее обучение.  Мама не соглашалась, в итоге ей пообещали: дочь сможет посещать уроки физкультуры, музыки, изобразительного искусства, где разговоры не нужны. Заявление о переводе написано, но физрук не пустил девочку в спортзал, заявив: «Мне за «особых» детей отдельно не платят!» Сейчас общественники пытаются восстановить справедливость.

— В министерстве образования области в таких случаях нам говорят фразу: «Не исключайте человеческий фактор» — дескать, учителя тоже люди, у каждого свой характер и свои проблемы, — рассказывает лидер «Пробуждения». — Но мы ведь и хотим убедить педагогов в том, что родители детей-инвалидов для них не противники, а помощники, союзники. Удаётся это далеко не всегда.

 

Недоступность доступной среды

Впрочем, иногда возникают проблемы, корень которых не в человеческом факторе, а в наличии той самой доступной среды, о которой так много говорят чиновники. Несколько лет назад в школу на окраине Саратова пошёл мальчик, страдающий детским церебральным параличом. Он передвигался на костылях и вполне приспособился к учёбе, тем более со стороны администрации учебного заведения было понимание. Но во втором классе здоровье ребёнка ухудшилось и ему пришлось пересесть в коляску. И директор школы забеспокоился: в школе нет ни пандусов, ни специально оборудованного туалета, можно ли обучать тут инвалида-колясочника, вдруг придётся отвечать. С большим трудом родители вместе с общественниками нашли выход из положения — теперь мальчика привозят в коляске в школу, а потом буквально несут на руках. 

И это при том, что во время рейда по саратовским школам, выбранным для внедрения инклюзивного обучения, Мария Гарина видела здания и классы, прекрасно оборудованные именно для колясочников, а также для незрячих и слабовидящих детей. Но таких детей в этих школах нет, среди «особых» — инвалиды, страдающие астмой, сердечными заболеваниями и прочими нарушениями здоровья. Парадоксы доступной среды: её создают вовсе не там, где существует острая потребность. 

Родители детей-аутистов из «Пробуждения» сами покупают учебники для своих детей, ищут в интернете образовательные и развивающие программы.  В курсе дефектологии для студентов пединститута на изучение темы работы с детьми, имеющими аутические нарушения, отводится всего две пары, то есть три часа учебного времени. 

Десять лет назад в российском образовании появилось понятие «тьютор», которое мы уже упоминали. В Европе так называют наставников, занимающихся с учениками и студентами по индивидуальным программам, помогающих самостоятельно решать личные проблемы при получении образования. Для «особых» детей тьюторы необходимы. Но вновь российская специфика: если в Европе такие специалисты считаются очень дорогими и эксклюзивными, их готовят только в Окс­форде и Кембридже, то у нас бывает, что на должность тьютора назначают учителей, вышедших на пенсию, чтобы отчитаться о соответствии новым требованиям к обучению.

Другими словами, право на инклюзивное образование «особым» детям дали, не особенно озаботившись вопросом, насколько школы и в первую очередь учителя готовы их принять.

 

Ирина СЕДОВА, министр образования Саратовской области:

— На сегодняшний день в области проживает около 12 тысяч детей с ограниченными возможностями здоровья, и им всем предоставлена возможность обучения: в дошкольных организациях 3790 человек, в организациях общего образования 7174 человека, в организациях  профобразования 743 человека. Для дистанционного обучения детей-инвалидов (не имеющих противопоказаний к работе с компьютером) работают 36 специализированных центров (пятое место в ПФО).

оставить комментарий
 

Им нужна ваша помощь

Касимов Эмиль

ДЦП, задережка психо-речевого развития

Необходимо 73 035 руб.

 

Сумма
руб.*

* Вы можете выбрать любую сумму для пожертвования

Подробнее о ребенке

Рожков Ваня

ДЦП, синдром Веста

Необходимо 85 330 руб.

 

Сумма
руб.*

* Вы можете выбрать любую сумму для пожертвования

Подробнее о ребенке

Свиридов Виктор

ДЦП (спастическая диплегия)

Необходимо 15 670 руб.

 

Сумма
руб.*

* Вы можете выбрать любую сумму для пожертвования

Подробнее о ребенке

Фото

МК в Саратове

  • 23 октября

    Парад техники «Атлайн»

    Энгельсские производители сельхозтехники провели демонстрацию сельскохозяйственных агрегатов на полях ООО «Воскресенское» Агрегаты для обработки почвы, сделанные на заводе сельхозмашин «Авангард» научно-производственного объединения «Атлайн» в Энгельсе, завоевали прочную славу у аграриев не только Саратовской области, но и всей страны. Куль

  • 17 октября

    2 миллиарда - дефицит бюджета региона на 2019 год

    Саратовские чиновники готовы проесть свыше 5 миллиардов рублей Правительство области обнародовало проект бюджета губернии на будущий год. Общий объём доходов запланирован в сумме 86,7 млрд руб., расходов — на два миллиарда больше, соответственно и дефицит составляет эти самые два миллиарда.  Госдолг, по мнению составителей главного финансового документа, в следу

  • 17 октября

    Элитные чернорабочие

    Следы преступников ищут в грязи и мусоре Бывают ли неуловимые преступники? Возможно ли совершить убийство, изнасилование, теракт и не оставить никаких следов на месте злодейства? Если кто-то ещё верит в эти сказки, советуем обратиться с вопросом к криминалистам Следственного комитета России — они не оставят и следа (простите за повторение) от мифа о том, что бывают прес

Saratovnews

  • 21 октября

    Обзор СМИ: Ландо и дети войны, стыд за Соколову, прощание с «Табачкой»

    В медиа-пространстве наверняка коллеги завидуют саратовским журналистам. Ну, потому что нам всегда есть, о чем писать. Дня не проходит без скандала. То министр макарошками советует питаться, то видные общественники про детей войны высказываются двусмысленно. Чисто по-житейски хотелось бы жить в очень скучном регионе. Где силовики не попадаются на взятках, а региональная власть не производит бла

  • 19 октября

    Кому нужна ложь о трагедии в Керчи?

    Журналист Филипп Гросс-Днепров в эфире радио «Вести ФМ» заявил, что совершивший вооруженное нападение на колледж в Керчи студент Владислав Росляков находился под влиянием несуществующей видеоигры «Дока 2», где можно покупать оружие, изготавливать бомбы

  • 16 октября

    Виктория Федорова: Врачи не против променять Саратов на глубинку

    В рамках реализации госпрограммы «Развитие здравоохранения Саратовской области до 2020 года» Минздрав продолжает агитировать студентов-медиков (и не только) за участие в проектах «Земский врач» и «Земский фельдшер», призванных решить проблему кадрового голода в поселковых больницах. Ученикам Саратовского областного базового медицинского колледжа напомнили, чт

Система Orphus