Главная / Издания / Трудные взрослые

Трудные взрослые

 
Трудные взрослые

10 октября 2018     

Автор: Станислав Орленко

фото pixabay.com

МК в Саратове №42 (1103) 10.10.2018

В обычных школах дети-инвалиды становятся помехой для учителей

Право на полноценное образование гарантировано в нашей стране всем, включая инвалидов от рождения. «Особым» детям настоятельно рекомендуют учиться вместе с ровесниками, ходить в обыкновенную среднюю школу, чтобы успешно социализироваться, но всегда ли их ждут в учебных заведениях? На словах и в отчётах всё хорошо, а в реальности в них часто видят проблему и даже угрозу для окружающих. При этом если малыши не всегда понимают своё несчастье, то их родители, особенно мамы, — самые ранимые люди на свете. Отношения с окружающими могут вылиться в драму, которую трудно понять стороннему наблюдателю, страсти порой перехлёстывают через край. О таких историях рассказывает корреспондент «МК» в Саратове». 

 

Ультиматум директору

В начале нынешнего учебного года, в первых числах сентября в одном из районных центров нашей области вспыхнул школьный скандал, отозвавшийся в речах депутатов Госдумы и разрешившийся лишь в результате личного вмешательства главы района. Причиной стала мама девочки-инвалида, которая помогала своему ребёнку, страдающему серьёзными нарушениями опорно-двигательного аппарата, после трёх лет домашнего обучения осваивать школьную программу. Для этого требовалось присутствие женщины на уроках, что и вызвало бурю негодования со стороны родителей всех остальных детей — обычных, не больных. 

Родительский комитет класса предъ­явил директору школы ультиматум: если мама Даши (имя девочки изменено) будет продолжать сидеть рядом с дочерью во время уроков, все родители уведут своих детей из школы (в классе 26 человек). Причина? Женщина громко разговаривает, мешает учителю и ученикам, короче говоря, срывает и разрушает процесс обучения в четвёртом — выпускном для начальной школы — классе. 

Уже на второй день учёбы в школу явилась делегация возмущённых мам и пап, разборка на повышенных тонах проводилась как в кабинете директора, так и на школьном дворе. Миротворческие порывы директора, пытавшегося объяснить, что так будет не всегда — как только «особый» ребёнок адаптируется, его мама станет находиться не в классе, а в рекреации (так теперь называют в школе коридоры и залы), — успеха не имели. Началось выяснение, чей ребёнок важнее. В итоге на третий день Даша в школу не пришла. А на четвёртый её мама прибегла к проверенному русскому методу поиска справедливости — обратилась напрямую к «барину», то есть к главе района во время его встречи с жителями. Глава ожидаемо возмутился, заявил, что не допустит на своей территории подобного отношения к детям-инвалидам. Вездесущие журналисты местного телевидения, оказавшиеся рядом, моментально сняли видеоролик по теме с участием Даши и её мамы и выложили его в интернет, сделав доступным для мировой общественности. 

Своё возмущение ситуацией сразу же высказал депутат Госдумы Николай ПАНКОВ. А обычные жители района стали наперебой писать в соцсетях, требуя назвать фамилии родителей, устроивших травлю ребёнка-инвалида, и обещая с ними разобраться. 

 

Бой школьного значения

Разумеется, после этого все проблемы с пребыванием Дашиной мамы на уроках были моментально устранены, хотя, как мне пришлось убедиться, боевой запал других родителей вовсе не погас. В разговоре со мной председатель родительского комитета высказалась так:

— Мы ни в коем случае не против девочки — она очень хорошая и дети к ней относятся прекрасно. Мы против того, чтобы её мама находилась на уроках. Когда Даша в классе одна — всё нормально. Когда рядом с ней мама, они постоянно ведут диалог, девочка выкрикивает слова, мама ей что-то подолгу объясняет. Как могут другие дети в таких условиях усваивать учебный материал? В выпускном классе срывается урок за уроком. Дети ничего не слышат, переписывают друг у друга домашние задания. К тому же мы не знаем о состоянии её здоровья — почему незнакомая нам женщина постоянно находится рядом с нашими детьми? Дети говорят: Дашина мама ведёт  с ними странные разговоры на переменах, спрашивает, о чём говорят родители дома. Это вообще не укладывается ни в какие рамки!

Воинственно настроенная дама сообщила, что родители не отказались от намерения увести детей из школы, где им не могут дать знаний из-за присутствия на уроках чужого человека, а сама она собирается обратиться в прокуратуру за защитой, поскольку боится за себя и своего ребёнка — вдруг угрозы в соцсетях приведут в исполнение. 

Всё это произвело очень странное впечатление: по общему мнению, дети относятся к больной сверстнице хорошо, подходят к ней на переменах, помогают передвигаться по лестнице. Директор школы и руководитель образовательной структуры районной администрации уверили меня: конфликт возник по чистому недоразумению и уже погашен — кстати, фотография Даши висит на школьной Доске почёта, во время домашнего обучения она показывала прекрасные результаты. Откуда же такая непримиримость со стороны родителей при полной лояльности их детей?

Настоящих имени и фамилии ребёнка, как и района области, где случилась данная история, мы не называем, поскольку мама девочки-инвалида решила: не стоит дальше «трепать имя её дочери» (которое и так прозвучало на всю Всемирную сеть) и выразила надежду, что теперь всё будет нормально. Искренне желаем, чтобы это сбылось. Но всё же свой вопрос, почему возникают подобные ситуации и можно ли их не допустить, мы адресовали представителям общественных организаций, объединяющих родителей «особых» детей.

 

Негативный человеческий фактор

Председатель Саратовской региональной общественной организации родителей детей  с ментальными нарушениями здоровья «Пробуждение» Мария ГАРИНА подтвердила, что инклюзивное образование провозглашено на словах, но не обеспечено реальной базой:

— Насколько я знаю, в рассказанной вами истории конфликт начался со слов учителя, заявившей, что уйдёт из школы, если в её классе появится «особый» ребёнок, постоянно сопровождаемый мамой. Родители подхватили этот настрой и устроили манифестацию протеста. Нередко встречается неприятие школой такого положения, что в учебный процесс включается человек со стороны. Присутствия посторонних на уроках опасаются: вдруг они увидят какую-то некомпетентность, недоработку, да и мало ли что ещё. 

Система сопровождения детей-инвалидов помощниками, ассистентами и тьюторами (наставниками, курирующими процесс индивидуального образования) у нас ещё никак не отработана, и во всех этих ролях выступают родители, а они явно неудобны в учебном процессе. Администрация школы чаше всего не готова к диалогу с ними. 

Мария Сергеевна рассказала о нескольких ситуациях, в которые попадали дети членов её организации в саратовских школах. 

В прошлом году в первый класс пошёл мальчик-аутист — контактный, способный к разговору, но имеющий некоторые поведенческие отклонения. Гарина настойчиво рекомендовала маме отправить его в обычную школу — была уверенность, что ребёнок сможет обучаться по обычной программе. Но уже в октябре общественникам пришлось нанести визит директору школы — учитель категорично заявила: мальчик срывает уроки (один раз он бросил на пол принесённую в кармане батарейку) и она требует убрать его из класса. С большим трудом удалось достичь компромисса: разрешили маме сопровождать ребёнка-инвалида, причём во время уроков она находилась в коридоре. Всё пошло хорошо, через несколько месяцев необходимость в присутствии матери отпала. И тут неожиданно опять начались проблемы с учителем: раз хотела ходить в школу с сыном, пусть ходит и дальше, иначе последствия могут быть непредсказуемыми. Педагог и родитель так и не стали союзниками в борьбе за ребёнка. 

Бывают случаи, когда учителя выражают своё отношение гораздо проще, не прячась за условностями. Девочка-аутист с хорошим физическим развитием, но практически не говорящая, окончила начальную школу, и администрация стала убеждать её маму, что заниматься в разных кабинетах и с множеством учителей-предметников ребёнок не сможет — надо переходить на домашнее обучение.  Мама не соглашалась, в итоге ей пообещали: дочь сможет посещать уроки физкультуры, музыки, изобразительного искусства, где разговоры не нужны. Заявление о переводе написано, но физрук не пустил девочку в спортзал, заявив: «Мне за «особых» детей отдельно не платят!» Сейчас общественники пытаются восстановить справедливость.

— В министерстве образования области в таких случаях нам говорят фразу: «Не исключайте человеческий фактор» — дескать, учителя тоже люди, у каждого свой характер и свои проблемы, — рассказывает лидер «Пробуждения». — Но мы ведь и хотим убедить педагогов в том, что родители детей-инвалидов для них не противники, а помощники, союзники. Удаётся это далеко не всегда.

 

Недоступность доступной среды

Впрочем, иногда возникают проблемы, корень которых не в человеческом факторе, а в наличии той самой доступной среды, о которой так много говорят чиновники. Несколько лет назад в школу на окраине Саратова пошёл мальчик, страдающий детским церебральным параличом. Он передвигался на костылях и вполне приспособился к учёбе, тем более со стороны администрации учебного заведения было понимание. Но во втором классе здоровье ребёнка ухудшилось и ему пришлось пересесть в коляску. И директор школы забеспокоился: в школе нет ни пандусов, ни специально оборудованного туалета, можно ли обучать тут инвалида-колясочника, вдруг придётся отвечать. С большим трудом родители вместе с общественниками нашли выход из положения — теперь мальчика привозят в коляске в школу, а потом буквально несут на руках. 

И это при том, что во время рейда по саратовским школам, выбранным для внедрения инклюзивного обучения, Мария Гарина видела здания и классы, прекрасно оборудованные именно для колясочников, а также для незрячих и слабовидящих детей. Но таких детей в этих школах нет, среди «особых» — инвалиды, страдающие астмой, сердечными заболеваниями и прочими нарушениями здоровья. Парадоксы доступной среды: её создают вовсе не там, где существует острая потребность. 

Родители детей-аутистов из «Пробуждения» сами покупают учебники для своих детей, ищут в интернете образовательные и развивающие программы.  В курсе дефектологии для студентов пединститута на изучение темы работы с детьми, имеющими аутические нарушения, отводится всего две пары, то есть три часа учебного времени. 

Десять лет назад в российском образовании появилось понятие «тьютор», которое мы уже упоминали. В Европе так называют наставников, занимающихся с учениками и студентами по индивидуальным программам, помогающих самостоятельно решать личные проблемы при получении образования. Для «особых» детей тьюторы необходимы. Но вновь российская специфика: если в Европе такие специалисты считаются очень дорогими и эксклюзивными, их готовят только в Окс­форде и Кембридже, то у нас бывает, что на должность тьютора назначают учителей, вышедших на пенсию, чтобы отчитаться о соответствии новым требованиям к обучению.

Другими словами, право на инклюзивное образование «особым» детям дали, не особенно озаботившись вопросом, насколько школы и в первую очередь учителя готовы их принять.

 

Ирина СЕДОВА, министр образования Саратовской области:

— На сегодняшний день в области проживает около 12 тысяч детей с ограниченными возможностями здоровья, и им всем предоставлена возможность обучения: в дошкольных организациях 3790 человек, в организациях общего образования 7174 человека, в организациях  профобразования 743 человека. Для дистанционного обучения детей-инвалидов (не имеющих противопоказаний к работе с компьютером) работают 36 специализированных центров (пятое место в ПФО).

оставить комментарий
 

Фото

  • 12 декабря

    Виктор Марков. От убеждении до комфорта

    «Восемнадцатилетний» депутат Саратовской городской думы получил «коммунальную» грамоту Виктор Константинович Марков — удивительный человек. Человек демократических взглядов и даже когда-то либерал, он всегда был или во власти, или рядом. При этом с удовольствием власть критиковал и все свои неудачи связывал именно с тем, что находится в оппозиции. Как б

  • 12 декабря

    Рейтинг скандалов

    Примаков обратился к Бастрыкину Евгений Примаков, который был избран в Госдуму от «Единой России» на довыборах в сентябре нынешнего года по Балашовскому одномандатному округу, обратился к председателю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину с просьбой взять на контроль расследование уголовного дела по факту банкротства Саратовского авиационног

  • 12 декабря

    «Ровесник» - круглый год!

    Перешагнув свой тридцатилетний возрастной рубеж, неоднократно выдержав экзамен на зрелость, уверенно тесня конкурентов, «Ровесник» (учредитель ОАО «Саратовнефтегаз») по-прежнему молод, бодр и весел. И неизменно занимает первую строку в рейтинге лучших учреждений отдыха и оздоровления детей круглогодичного действия Саратовской области. Что и было в очередной раз подтвержд

  • 12 декабря

    Деньги делить всегда интересно

    Вчера состоялось внеочередное заседание Саратовской областной думы, на которой депутаты в последний раз в этом году голосовали за поправки в бюджет.   Деньги туда-сюда и обратно За 20 дней до нового года на Саратовскую область пролился дождь из федеральных денег. Нам наконец дали давно ожидаемую дотацию в 1,2 миллиарда рублей. А ещё выделили

  • 11 декабря

    Властям не под силу ограничить прокат зарубежных фильмов

    По данным ряда СМИ, число российских фильмов, окупившихся по итогам 2018 года, может стать рекордным за всю историю отечественного кинематографа. Однако этому напрямую противоречат тысячи интернет-комментариев граждан, которые не согласны ходить на сеансы нашего кино даже в том случае, если платить за это будут им самим. Подобный негатив непрерывным потоком льется в социальные сети еще

  • 09 декабря

    Куда пойти пенсионеру, на велосипеде по Волге, экономьте и ешьте меньше!

    Не говорите, что мне нужно делать, и я не скажу, куда вам нужно идти. Есть такая шутка. На самом деле советы – вполне самостоятельный раздел в печатных и электронных СМИ. Не знает, человек куда податься в конкретной ситуации, а тут ему целую инструкцию выдают. Поди, мол, туда, не знаю куда… «Провинциальный телеграф» напоминает

Система Orphus