Марксовского инвалида, о котором написал Илья Варламов, выгнали на улицу
Главная / Издания / Битва этажей

Битва этажей

 
Битва этажей

26 июня 2019     

МК в Саратове №27 (1140) 26.06.2019

Квартирный вопрос в наши дни не только портит людей, как замечал классик, но и превращает их в непримиримых врагов. О бедах пяти­этажного дома на углу улиц Большой Садовой и Беговой в Саратове наше издание рассказывало ещё несколько лет назад. Там с небывалой остротой схлестнулись интересы жильцов квартир на трёх верхних этажах и владельцев нежилой части здания — подвала и двух нижних этажей.

Причём дело было не столько в конфликте интересов — кто и чем владеет, за что платит (или не платит) и т. д., сколько в реальной угрозе техногенной катастрофы, проще говоря, разрушения дома. Публикация вызвала большой резонанс. Все прошедшие после этого годы противоборствующие стороны ожесточённо судились друг с другом, попеременно достигая в этом успеха. И вот теперь жильцы многострадального дома вновь обратились в нашу редакцию. По их уверениям, несмотря на внимание общественности, ситуация не только не улучшилась, но, наоборот, вошла в критическую фазу. В проблеме разбирался корреспондент «МК» в Саратове».

 

Сделать, как было, или как не было

Судьба многоквартирного жилого дома № 94 по улице Большой Садовой решалась Октябрьским районным судом в конце прошлого года. В суде сошлись непримиримые противники: шесть собственников квартир на верхних этажах обратились с иском к семье РамзаевыхАлександру, Дмитрию, Эльмире и Светлане, являющихся собственниками нежилых помещений в том же доме. Суть претензий: в здании проведена незаконная реконструкция и, чтобы спасти строение от разрушения, нужно срочно вернуть несущую конструкцию в её прежнее состояние.

Рамзаевы, в свою очередь, выдвинули встречный иск, настаивая на том, что перепланировка была абсолютно законной и всё должно оставаться, как есть сейчас (а не как было раньше).

Страсти в зале суда кипели нешуточные, решения стороны ждали, как гласа божия. Суд признал правоту жильцов и обязал семейство Рамзаевых восстановить статус-кво и возвратить несущей конструкции то положение, в котором она находилась изначально, ещё при постройке дома, сданного в эксплуатацию в 1970 г. Для этого, кстати, им придётся проделать немалую работу — вернее, уничтожить следы своей прежней работы. Обустраивая нежилые помещения на свой вкус, они оборудовали 8 входов в здание (в строительных и судебных документах они именуются «входными группами»), которых не было раньше. При этом стены да и фундамент дома претерпели весьма значительные трансформацию и деформацию.

Теперь все эти входные площадки, лестницы, крылечки и двери решением суда от 3 декабря 2018 г. велено демонтировать. Вместе с ними убрать навесы, жалюзи, пандус и борт с перилами. Заодно восстановить то, что было разрушено, — часть фундамента и отмостку здания, кирпичную кладку стен и оконные проёмы с оконными блоками.

Всё это ответчики обязаны сделать в течение шести месяцев после вступления в законную силу судебного решения. Вот только торжествовать победу жильцам-истцам, как выяснилось, рано. Рамзаевы подали апелляционную жалобу, которую поддержало третье лицо — ПАО «Сбербанк России» в лице Саратовского отделения № 8622. Это отделение как раз и располагается на первом этаже многострадального здания, в арендованном у Рамзаевых помещении, куда и ведёт вход с крыльцом, навесом и пандусом, который теперь, по воле суда, должен исчезнуть.

Аргументы жалобщиков: перепланировка была согласована со всеми контролирующими организациями и дому не повредила, в то время как ликвидация входов и сопряжённые с этим строительные работы наверняка ухудшат состояние здания.

Решающее слово предстоит сказать 2 июля Саратовскому областному суду.

 

Трещины у парадного подъезда

Вот эта улица — Большая Садовая, вот этот дом, из-за которого уже не первый год идут судебные тяжбы. Осматриваю его со всех сторон в сопровождении собственников квартир Сергея Никитина и Елены Митясовой (в прошлом председателя ТСЖ), в суде они выступали как третьи лица, поддерживающие исковые требования жильцов.

Со стороны Большой Садовой вид парадный, сплошь «крутые» вывески. Кроме уже упомянутого отделения Сбербанка здесь располагается отделение ещё одного банка — ВТБ. Плюс пекарня известной в нашем городе и в области сети «Хороший хлеб», фирменный магазин «Ткани». Это всё арендаторы. А фитнес-клуб «Ультра», зазывающий клиентов рекламой здорового образа жизни, принадлежит собственникам помещения Рамзаевым и занимает самую большую площадь на двух этажах и в подвале здания. Нехорошо считать деньги в чужом кармане, но можно предположить, что доходы от сдачи помещений в аренду и от посетителей фитнес-заведения у хозяев нежилой части дома немаленькие. Никто из семьи Рамзаевых, кстати, не живёт не только в самом спорном доме, но и в окрестностях, — и никогда не жил.

Заходим на другую сторону, во двор и видим прямо противоположную картину. Первые два этажа напоминают фасад корпуса промышленного предприятия — они сплошь облеплены кондиционерами, их даже пересчитать трудно, штук 40 на четыре подъезда.

— Представьте себе, что творится, когда они все одновременно работают, — говорят мои сопровождающие. — Шум такой, что жильцам, особенно третьего этажа, покой только снится. А ведь там в основном пожилые люди живут! Собственникам подвала и первых двух нежилых этажей наплевать на жителей дома, им надо проветривать залы своего фитнес-клуба. Недавно женщина пенсионного возраста с третьего этажа пожаловалась участковому, что сходит с ума от гула кондиционеров, он посоветовал написать заявление в полицию.

Но не в этом видят главную беду собственники квартир. Сергей Никитин и Елена Митясова обращают моё внимание на трещины, которые то тут, то там рассекают стены пятиэтажки «хрущёвской» постройки. Особенно заметны они над козырьками входов, обустроенных в ходе перепланировки и перестройки, проводимых Рамзаевыми и арендаторами.

— Посмотрите, трещины не только между кирпичами, но и на блоках, скрепляющих стены. Заметны они и на стенах внутри здания. Строительные конструкции лопаются. Неужели будем ждать, когда наш дом обрушится? — слышу я взволнованные голоса моих спутников.

Торцы здания — предмет их особой тревоги. С обоих торцов оборудованы внушительного вида металлические лестницы, ведущие вниз, в глубь, ко входам в подвальное помещение, где установлены металлические же двери. Для этого удалили грунт на глубину многоквартирного дома, демонтировали часть стены-фундамента.

— А талые воды зимой и весной куда текут? Вниз по этим лестницам, под фундамент нашего дома, разрушая его с основания, — сетуют Елена и Сергей.

По их словам, в результате незаконной реконструкции пострадали и подъезды дома. Через вентиляционные каналы были устроены дымоходы, что категорически запрещено.

Стены в подъездах стали мокнуть, теперь дым может поступать в квартиры, крышу пробили для установки труб, зимой кровля нагревается и протекает.

 

Чудеса в подвале

Предыстория противостояния жилой и «мёртвой» — нежилой — частей дома такова. Уже в ходе постройки первые два этажа предназначались не для квартир, а для государственных организаций — и высота потолков больше, и планировка соответствующая. Располагался там некогда славный Приволжский трест инженерно-строительных изысканий — ПриволжТИСИЗ, в 2005 г. превратившийся в ОАО и в итоге обанкротившийся.

Ещё до банкротства семья Рамзаевых выкупала у руководства треста помещения и в итоге стала полновластным владельцем не только двух нижних этажей с подвалом, но и котельной дома, и гаражей. Примерно с 2005 г. новые хозяева занялись собственными инженерно-строительными, а также коммерческо-финансовыми изысканиями, стали перестраивать помещения на собственный вкус и сдавать их в аренду. Через 10 лет, к 2015 г. Рамзаевы вступили в жёсткий конфликт с жильцами трёх жилых этажей дома.

— Согласно договорам купли-продажи Рамзаевы имели в собственности три части первого этажа дома, — рассказывает Елена Митясова. — В 2015 году они на основании договора-соглашения объединили эти части, якобы получив согласие городского комитета по архитектуре. Границы их владений не изменились, однако при этом собственники нежилых помещений каким-то образом захватили около 15 кв. м площади мест общего пользования, которые принадлежат всем жильцам дома. Тем самым были нарушены все нормы градостроительного законодательства, согласно которым любое изменение площади какого-либо помещения есть реконструкция. Затем Рамзаевы разъединили общую площадь на два участка и закрепили их за собой. Куда смотрит Росреестр при проведении регистрации — непонятно.

Мне показывают план первого этажа, на котором отмечено, что объединение трёх рамзаевских участков даёт общую площадь в 532,9 кв. м. Тем не менее в свидетельстве о регистрации указана площадь — 547,3. «Мёртвые» метры ожили!

Излишне напоминать, что любое уменьшение общедолевого имущества дома требует полного согласия всех собственников.

— Мы обращались в прокуратуру и в другие инстанции, — говорит Сергей Никитин. — Наше заявление передали в полицию, оттуда пришёл ответ, суть которого в том, что «документальных подтверждений незаконного получения площадей в ходе проверки получить не удалось», поэтому в возбуждении уголовного дела отказано.

О многом можно было бы ещё сказать в связи с ситуацией вокруг и внутри дома по Большой Садовой, 94. Например, о том, как в июле 2014-го работник ИП Рамзаева по недосмотру подключил газовую колонку к водопроводу. В квартирах исчез газ, зато газом запахло в подъездах дома. Срочно вызванная испуганными жильцами аварийная бригада целых полтора часа не могла попасть в тамбур, где находится вентиль перекрытия газа, поскольку этот тамбур — собственность Рамзаевых, вход туда без их позволения категорически запрещён для всех, пусть даже дом взлетит на воздух из-за нарушений в пользовании газовым оборудованием.

В ходе подготовки данной публикации я тщетно пытался связаться с кем-нибудь из семьи Рамзаевых, чтобы выслушать их мнение по поводу происходящего. Увы, святое правило журналистского расследования — выслушай обе стороны — оказалось невыполнимым, никто из собственников «нежилья» на контакт с нами не пошёл, а для жильцов их контакты и вовсе засекречены.

Кстати

В России периодически, примерно раз в полтора-два года фиксируются случаи обрушения жилых домов из-за незаконной перепланировки нижних этажей. Вот лишь несколько примеров.

22 июля 2009 г. обрушилась секция пятиэтажного жилого дома (бывшего общежития завода «Прогресс») в Астрахани по адресу: ул. Савушкина, 39, корпус 2. Пять человек погибли, было разрушено 25 квартир. В ходе работ по реконструкции повредили несущие стены. В июне 2012-го Ленинский суд Астрахани приговорил бизнесмена Валерия ПРЯХИНА, по указанию которого осуществлялась реконструкция, к пяти годам колонии-поселения. Руководитель строительной бригады Анатолий ГОНЧАР был приговорён к трём годам условно.

30 января 2011 г. в Ярославле обрушился один из подъездов в четырёхэтажном жилом доме по адресу: пр. Ленина, 20/53. Погибла 84-летняя женщина, семь квартир было полностью разрушено. Причиной обрушения стала перепланировка помещений на первом этаже под магазин: собственник снёс несущие стены, что не было предусмотрено проектом, который ранее утвердила администрация района города.

11 июля 2015-го в Перми обрушился угол пятиэтажного жилого дома по адресу: ул. Куйбышева, 103. Погибли два человека, ещё двое пострадали. Обрушение произошло из-за ослабления несущих конструкций в результате незаконной перепланировки офиса на первом этаже.

оставить комментарий
 

Фото

  • 18 июля

    Радаев поймал рыбу, Исаев поднял гирю

    Первые лица области и города продемонстрировали силу и ловкость В субботу, в канун Дня рыбака, губернатор Валерий Радаев отправился на рыбалку. Официально он посетил научное судно СЧС-1263 Саратовского научно-исследовательского института озёрного и речного рыбного хозяйства. Так сов­пало, что в день визита Радаева судно бороздило волжские просторы и проводило траление для оценки

  • 18 июля

    Саратовская полиция заявила, что контролирует обстановку в регионе

    Губернатор попросил силовиков помочь добиться роста благосостояния жителей Саратовские полицейские на расширенной коллегии подвели итоги первого полугодия 2019 г. С докладом выступил начальник ГУ МВД России по Саратовской области Николай Трифонов. Он отметил, что в целом принятые меры позволили контролировать обстановку в регионе.  По словам ТРИФОН

  • 17 июля

    Рабыни из сауны-2: Тайны умершего сутенёра

    Несовершеннолетние проститутки поведали, как попали в секс-империю Саратовской области Энгельсский районный суд вынес обвинительный приговор по громкому уголовному делу об организации интимного бизнеса. Трое подсудимых — двое мужчин и молодая женщина — признаны виновными в том, что насилием и угрозами заставляли девушек заниматься проституцией, оказывать сексуальные услу

  • 16 июля

    Есть ли жизнь за границами Саратовской агломерации?

    Пишу, пока свежи впечатления. Проехал с семьей по трассе «Аткарск – Ртищево». Не скажу, что никогда не встречал такой раздолбанной дороги, и все же был потрясен в прямом и переносном смысле. Я не очень понял, почему наибольшие опасности подстерегают в местах ямочного ремонта. Вроде бы тут ровнее должно быть. Но почему-то все наоборот. Я так понимаю,

  • 15 июля

    Новый цвет саратовского цирка, больные животы аткарских детей, дешевые авиабилеты до «Гагарина»

    Пролетела еще одна неделя, самое время вспомнить, какие темы интересовали пользователей сети помимо погоды. Жару и холод, дожди или засуху мы готовы обсуждать в любое время. Валерий Радаев снова направил свои стопы в саратовский цирк, рискующий повторить судьбу нового тюза, который возводили почти 30 лет. Правда, театр был долгостроем, а цирк может ст

  • 15 июля

    Почему необходимо писать эссе?

    Эссе – это один из тех жанров сочинения, который очень часто можно встретить в самых разных учебных заведениях. Это касается не только школы, но также ВУЗа. В основе Эссе лежит тот факт, что это свободное творчество. Каждый волен излагать собственные мысли таким образом, чтобы они входили в общую тему, которая была выдана для написания данного творения. Эссе может носить самый разный хара

Система Orphus