Елена Налимова: Умиленные пенсионной реформой. Дословно

04 июля 2018 - 09:39

 
Умиленные пенсионной реформой. Дословно

29 июня в Саратовской областной научной библиотеке прошло странное мероприятие. Оно не анонсировалось, пресса узнала о нем накануне, некоторые случайно. Тем не менее, вопрос на нем обсуждался болезненный – пенсионная реформа. Как выяснилось уже на самом заседании, то, что происходило, называлось «заседанием Общественной палаты» с участием главного докладчика – депутата Госдумы Ольги Баталиной. Депутат представляла собравшимся общие очертания реформы и ее предпосылок, а они должны были ее обсудить. Но говорить могли только те, кто был официально приглашен. Опять же, по оговоркам и намекам можно было понять, что среди приглашенных числились члены обеих общественных палат – областной и городской, некоторые депутаты городской, областной и Государственной думы, члены разных общественных советов, в том числе из районов области.

Общественники выступали много и многословно. Вероятно, они были выбраны как низовой уровень народного представительства, как люди, непосредственно связанные с обществом, знающие о его проблемах и являющиеся поставщиком этой информации в более высокие эшелоны власти. У этого явления и название соответствующее – «общественники», от слова «общество».

Не буду навязывать своего мнения, предлагаю самим решить, является ли то, что говорили на собрании общественники, выражением вашего мнения, мнения общества. Для это постаралась максимально точно перевести их выступления в письменный текст.

Встречайте. Все речи были произнесены сразу после выступления основного докладчика, поэтому выступающие часто обращаются к Ольге Баталиной.

 

Александр Ландо, председатель Общественной палаты Саратовской области: «Вы что, не помните, что вместо пенсий платили какие-то копейки?»

– Я хочу на правах ведущего добавить к словам Ольги Юрьевны кое-что. Когда вы говорите, что будет нарушено бесплатное медицинское обслуживание… Сейчас больше 6-ти миллиардов рублей государство вкладывает в строительство онкологического центра. Даже если он будет не Саратове, даже если на другой территории. Шесть миллиардов рублей из бюджета! По триста человек ежедневно будет принимать. Двести коек, шесть операционных. Я беру тот проект, который реализуется сейчас на территории Калининградской области.

Давайте вспомним о Советском Союзе. Вы что, не помните, что вместо пенсий платили какие-то копейки? Еще один пример: коллапс, который был в 90-е годы. Когда вице-губернатор Вячеслав Володин в ежедневном режиме проводил встречи рабочих групп и комиссий по невыплате пенсий. Помолчите! Вы не даете мне говорить! Успокоитесь! Все это было в нашей истории.

 

Марина Каткова, член Общественной палаты Саратовской области: «Мы без эмоций, что называется на трезвую голову, должны заниматься пенсионным обеспечением»

– Во-первых, спасибо вам [Ольга Юрьевна] за своевременный разговор, достаточно откровенный. С учетом всех слайдов я могу сказать, что за той позицией, которую вы обрисовали, стоят сложнейшие экономические и демографические расчеты. Они абсолютно справедливы. И если говорить о сторонниках, то я из тех, кто бы сказал, что это действительно надо было делать еще вчера. Экономическая ситуация в нашей стране складывается так, что мы, без эмоций, что называется на трезвую голову, абсолютно точно должны заниматься пенсионным обеспечением.

Вопрос заключается в том, что какие конкретные инструменты мы будем реализовывать для того, чтобы уровень жизни наших граждан повышался? Спасибо.

 

Аркадий Шелест, член Общественной палаты Саратовской области: «Все-таки разворовали или не разворовали?»

– Дорогие друзья! Я думаю, в этом зале нет у нас ни одного человека, который выступает за повышение пенсионного возраста. Если бы была какая-то альтернатива... Но данность ситуации сегодня такова, что я понимаю, если правительство предложило, значит вариантов больше нет. Речь идет о том, чтобы пенсию или платить, или не платить вообще. Вопрос мой заключается вот в чем. Сейчас будет много акций протеста, в том числе представителей КПРФ, которые сейчас в зале. Будут высказываться различные лозунги по поводу того, что разворовали Пенсионный фонд и так далее…

Вот мой вопрос: планировали ли вы в Государственной думе какие-то мероприятия, в том числе с участием каких-то фракций, которые возражают, по поводу проверки того же Пенсионного фонда? Все-таки разворовали или не разворовали?

Второй вопрос. По поводу пенсионной реформы вы все так гладко рассказывали. Но это информация для экспертов. Для людей информация нужна гораздо проще. А люди в этой ситуации боятся не только повышения возраста, о чем мы сейчас говорили, они говорят о том, куда пойдут молодые, если на их местах будут работать люди пожилые, и где будут работать пожилые люди. То есть, людей волнует не только повышение возраста, но и как изменится уровень жизни населения.

 

Юрий Голуб, член Общественной палаты Саратовской области: «У нас особенно непопулярны холодные сезоны»

– Неизбежность событий, которые мы обсуждаем, для всех нас была уже достаточно давно очевидной. Уже давно в общественное пространство различными экспертами и официальными лицами вбрасывались идеи, связанные с повышением пенсионного возраста. Когда это произошло с государственными служащими, когда им установили 65 и 63 года, стало очевидно, что неизбежно страна двигается в этом направлении. Я не буду повторять механику изменений, после столь обстоятельного разговора в этом нет никакого смысла. Я хочу сказать вот о чем. Мы же все прекрасно понимаем, что шаг этот воспринят очень эмоционально. Социологи показывают неприятие большинством общества предлагаемых мер. Мы что, должны думать, что наше правительство не понимает таких издержек? В связи с этим вспоминается высказывание британского политика Черчилля: «Политик думает о следующих выборах, а государственный деятель – о будущих поколениях». Ведь эффект от этих вложений – отложенный! Экономическая отдача от этих вложений будет в 2034 году. Я думаю, это правительство не рассчитывает продержаться так долго. Но оно идет на эти шаги, понимая меру своей ответственности за будущее этой страны и за будущее ее граждан.

Конечно, это непопулярно. Но необходимо. Вот Ольга Юрьевна делает акцент на том, и я понимаю почему, что нужно, конечно, повышать пенсию. Конечно, нужно повышать. Но мы не должны забывать и другое. Вот на том графике, который сейчас в прессе фигурирует, у нас ежегодно на пенсию уходит один миллион четыреста тысяч граждан. А на рынок труда выходит около четырехсот тысяч граждан. У нас соответствующая демография! И из чего же будет складываться наш Пенсионный фонд? Из чего мы вообще будем платить пенсию, я уж не говорю о повышении? Ведь об этом тоже нужно думать. А это вполне реально. Мы тут всякие варианты рассматриваем, и это тоже нужно рассматривать.

Но ведь что сделало правительство? Оно воспользовалось своим конституционным правом и внесло законодательную инициативу для обсуждения. Обсуждает общество, мы с вами обсуждаем, будет обсуждать Государственная дума и другие инстанции – Совет Федерации, президент и так далее. Обсуждаем! Значит, мы должны думать не об эмоциональной составляющей, а исходить из объективной реальности. Ведь эмоции уйдут, а жизнь останется. Мы должны думать о механизме реализации этой реформы, вот тут есть о чем говорить. Сроки – насколько они просчитаны, ритм – насколько он объективно обусловлен и так далее. И, конечно, надо позаботиться о тех людях, которые выйдут за пределы нынешнего пенсионного возраста. Вот Ольга Юрьевна сказала две очень важные вещи, связанные с профессиональной переподготовкой лиц, которые могут оказаться в этой ситуации вне прежней работы. Сказала и о механизме диспансеризации населения, это тоже очень важно.

Но не прозвучала еще одна мысль. Почему бы вот эту категорию граждан не обеспечить льготным санаторно-курортным обслуживанием? У нас особенно непопулярны холодные сезоны, многие санатории вообще в это время пустуют. Можно об этом подумать! У нас масса возможностей, чтобы обсуждать детали, чтобы плавно войти в эту крайне необходимую меру.

Даже страны более экономически благополучные вынуждены были пойти на эти меры. В основном, по демографическим причинам. Сейчас говорят о миграционном кризисе в Европе. Но ведь одна из причин, по которой некоторые страны пошли на открытие границ, связана с нехваткой в том числе рабочих рук. Я думаю, надо дать остыть эмоциям и прагматично, здраво взглянуть на ситуацию.

 

Валентина Боброва, член Общественной палаты Саратовской области: «Просим рассмотреть еще раз вопрос о том, чтобы женщину не дискриминировали»

– Мы этот вопрос обсудили и понимаем, что, в любом случае, уходить от реформы пенсионной системы мы не можем. Но у нас есть два существенных замечания. Первое: единственный ли подход, что женщинам прибавляют восемь лет, а мужчинам – пять лет? Это от того, что мы живем дольше? Или есть к этому еще какие-то подходы? Я вам [Ольга Юрьевна] передаю это вопрос как депутату, как женщине, как депутату, которого мы поддерживали во время выхода в Государственную думу. Просим рассмотреть еще раз вопрос о том, чтобы женщину не дискриминировали, учитывая Конституцию РФ, что у нас равные права и равные возможности. То есть стаж [должен быть]: 65 – 60.

Второй вопрос, чтобы в 2019 году не год прибавлялся, а, например, полгода. Вот наши вам замечания.

 

Сергей Утц, член Общественной палаты Саратовской области: «Гражданин дотягивает до пенсии, а дальше медленно умирает» 

– У меня не столь фундаментальные знания по демографической ситуации, я не преподавал историю коммунистической партии, как Юрий Григорьевич [Голуб], но я скажу, как врач. На самом деле я от этого закона ожидаю положительный момент, что люди, наконец, начнут заботиться о своем здоровье. И вот та диспансеризация, о которой в государстве думают, она найдет плодородную почву. Потому что на самом деле у нас и сейчас каждый гражданин может пройти диспансеризацию. Но он не делает этого. Потому что он дотягивает до пенсии, а дальше медленно умирает. Необходимость поддержать свой организм в нормальном состоянии, возможно, заставит его более тщательно заботиться о своем здоровье. Так что, нет минусов без плюсов.

 

Сергей Наумов, член экспертной палаты Общественного Совета ПФО, директор Саратовского социально-экономического института РЭУ им. Г.В. Плеханова: «Эти люди пенсию рассматривали, как дополнительное материальное стимулирование»

– Уважаемые коллеги! Я понимаю значимость проблемы, которая возникла на этом, я скажу, переломном этапе. Мы действительно сегодня переживаем очередной переломный этап. Это очень значимое реформирование, болезненное для общества.

Сейчас я скажу для своего поколения, для тех, кто старше меня. Да, в душе, для нас основополагающим завоеванием государства, в котором мы родились, в котором мы получили образование, которому мы присягали в армии, является пенсионное обеспечение, данное нам советской властью. Его коррекция нашему, старшему поколению, дается тяжело. Душевно мы, наверное, пока не совсем с этим согласны.

Хотя, как эксперт, я могу сказать, что это изменение производить надо. Но об одном моменте мы здесь почему-то не говорим. Выходящие на пенсию, особенно наши сограждане, у которых не очень высокий доход, вот эти люди пенсию рассматривали, как дополнительное материальное стимулирование для дальнейшей своей жизни. Это очень важно. Ольга Юрьевна, наверное, надо этот момент учесть. И вот о чем говорила Валентина Михайловна [Боброва]. Я возвращаюсь к гендерной, женской проблеме. Как работодатель, я могу сказать, что женщины работают дольше, чем мы, мужчины. И это тот контингент (можно, я так скажу?) на который я, как руководитель, могу положиться на сто процентов. Пусть меня простят мужчины. И, конечно, для них мы должны что-то предусмотреть. Но в законодательстве есть масса примеров. Я учился в ГДР, не самый худший опыт социальной жизни. Может быть, там надо что-то посмотреть, может быть, в других системах. Но, коллеги, поверьте мне. У меня за спиной экономический вуз стоит. Мы давно говорили и писали, что изменения в системе должны произойти. Это касается нас. Молодежь мы учитываем, но для нее это не так болезненно. Они сумеют адаптироваться. И у них уже другие ценности. Это болезненно ударит по нам.

Но я уверен, что наши депутаты… я просто уверен, что и спикер Госдумы, и Ольга Баталина, и Николай Панков, и Татьяна Касаева, они учтут вот те слова, о которых или говорили, или не сумели сказать коллеги.

Да, вопрос очень важный. Я бы сравнил его с очень крутым повтором нашей истории с 1991-го года. Наверное, впервые общество сейчас стоит на такой развилке. Но, коллеги, особенно коммунисты... Я имею право, я в партию вступал в 1982-м, билет не сжигал. Давайте вспомним. У моей жены бабушка, ее знают многие. Она всю жизнь проработала в советском совхозе. 12 рублей! 12 рублей пенсия! Это что, самое достойное было завоевание? Я просто предлагаю вспомнить то время. 12 рублей! Поэтому, да, у пенсионеров, особенно тех, кто всю жизнь проработал на советских предприятиях и имеют большой стаж, наверное, государство должно позаботиться. Потому что они уходят на пенсию, проработав всю жизнь на то государство. И они должны рассчитывать и понимать, что их поддержат.

 

Дмитрий Чернышевский, депутат Саратовской областной думы: «Если меняют, значит что-то очень плохо с этим пенсионным обеспечением»

– Я совсем не хочу выступать, потому что то, что я скажу, боюсь, никому не понравится. Ни гражданам, которые против реформы, потому что я разрушу их красивый миф о том, что правительство только и думает, как изничтожить вверенный ему народ. Ни правительству, которое не говорит о том, о чем будут говорить я. Наверное, у него на это есть причины.

Суть, опуская все подробности, в том, что реформу я воспринял негативно. Как человек, которому через семь лет на пенсию. Что хорошего в том, что придется работать еще пять лет? Понятное дело, что 90% населения против этой реформы. Понятное дело, что эти аргументы, которые нам приводят в обоснование реформы, они, знаете, на что похожи с точки рения убедительности? Вот когда маленький ребенок… ему горькую пилюлю дают: ты, давай, съешь, она полезная. Но она же горькая, противная! Так и мы воспринимаем, что это все равно плохо и нам придется больше работать. Да, плохо.

С другой стороны, когда смотришь, что пишут противники реформы в интернете и как они манипулируют цифрами, тоже оторопь берет. Например, цифры о том, сколько кто заплатил взносов. Сколько ему должны потом на пенсии платить. Ребята, вам никто ничего не должен! Я живу уже долго, и я помню, сколько стоили деньги 31 год назад, когда у меня начиналась трудовая деятельность. Так получилось, что я тогда был в Риме, в 1994 году. И номер в [отеле] Хилтоне стоил 70 долларов. Это была очень серьезная цена. Сейчас такой номер стоит 170 долларов. Доллар обесценился в два с половиной раза! Про рубль я вообще молчу. Про свои взносы 1991 года я тоже помолчу, насколько они обесценились. Наверное, на них сейчас даже коробок спичек не купишь.

Поэтому у меня с самого начала этой истории было представление, что ни одна реформа не делается без крайней необходимости. Ведь если что-то работает, то пусть работает, зачем менять, тем более, если народ против. Но если меняют, значит что-то очень плохо с этим пенсионным обеспечением. На самом деле, вопрос очень серьезный.

Еще меня очень напрягло, что наши руководители несколько месяцев назад очень ярко рассказывали нам… ну, Греф, например, рассказывал о цифровизации нашей экономики. Сколько миллионов рабочих мест будут уничтожены в ближайшие несколько лет так, что люди будут не нужны? Они люди серьезные, они просто так слов на ветер не бросают. Но если такие вещи не принимаются в расчет, когда обсуждается реформа, значит долгосрочная перспектива не рассчитывается. Она не работает. Когда у вас горит крыша дома, вам надо ее тушить, а не планировать, что вы через десять лет замок из этого дома построите.

Тогда я полез в бюджет Пенсионного фонда. И обнаружил вот какую картину. Она немного не бьется с тем, что Ольга Юрьевна нам показала, у нее более точные данные. Но я скажу то, что я сам нашел, в открытых источниках. Сайт Пенсионного фонда – бюджет 8,4 триллиона рублей. Сбор – 4,2 триллиона рублей. Все остальное платит бюджет Российской Федерации. Больше 4-х триллионов рублей! На фоне этой цифры все предложения наших уважаемых оппонентов выглядят немного по-другому.

Вот «Справедливая Россия» и коммунисты говорят: давайте ничего не будем трогать до 2030 года. Но если у нас 4 триллиона рублей! Смотрите, санкции против нас ввели, национальные фонды, которые мы копили, кончились, и в этот момент объявляют пенсионную реформу. Случайность? Не думаю. Видимо, что-то серьезное с этим связано. Где взять эти 4 триллиона? Если деньги не найдем, придется пенсии сокращать в два с лишним раза. Куда это годится? Кто за это проголосует? Ни один нормальный человек на это не пойдет, потому что тогда она будет ниже любого прожиточного уровня. Дальше. Если мы говорим, что у нас больше 4 триллионов дефицит Пенсионного фонда…. А в Саратове Пенсионный фонд собирает 42 миллиарда рублей, а платит 126 миллиарда. Огромный дефицит!

Что предлагают? Давайте продадим все красивые дворцы Пенсионного фонда. Их 33 в России. Давайте. Если мы их каждый по 2 миллиарда рублей продадим, нам не хватит, чтобы покрыть дефицит одного только Пенсионного фонда Саратовской области.

Предлагают: давайте введем прогрессивный подоходный налог. Отличная идея! Я за, потому что это справедливо. Но сколько нам дает денег подоходный налог в бюджет РФ? Примерно один триллион рублей. Всего-навсего. А нам надо четыре. Где мы возьмем такое количество богатых, которые нам разницу покроют? Это будет справедливо, но это ничего не решит. Поэтому, извините, коллеги. Хотя я всеми фибрами души эту реформу не хочу, не люблю, и она мне не нравится, но я понимаю, что с этим что-то надо делать. Просто оставлять это мы просто не имеем права. А вот как это все будет сделано… у нас есть депутаты Госдумы, у нас палата общественная, будем свои пожелания высказывать и, я надеюсь, депутаты нас услышат.

оставить комментарий

Фото

  • 14 ноября

    За орошением - будущее

    Завершилась уборочная кампания в одном из самых известных в нашей области своими инвестиционными программами сельскохозяйственных предприятий — ООО «Наше дело». Самое время подвести предварительные итоги, тем более что благодаря орошению, а здесь делают ставку именно на развитие мелиорации земель, засушливое лето не помешало хозяйству получить хороший урожай.  

  • 14 ноября

    Тюремные Рокфеллеры

    Сотрудникам энгельсской колонии особого режима незаконно начислялись миллионы рублей Быть тюремщиком в нашей области, возможно, не слишком престижно, зато очень выгодно. Оказывается, работая в исправительной колонии, можно получать премии, многократно превышающие месячную зарплату. Причём получать их раз по десять-двенадцать в год. Настоящее золотое дно для тружеников системы

  • 14 ноября

    Без цены виноватые

    В новом году саратовцам придётся экономить даже на хлебе Радость встречи 2019 года подпортят не только повышение НДС и рост ставок экологического сбора. Свою лепту в пессимистичную картину внесёт увеличение стоимости лекарственных препаратов, хлеба, сахара и других продуктов питания. Эксперты прокомментировали «МК» в Саратове» грядущие изменения.  

  • 17 ноября

    Новый рост цен, Соколова и Глацких, провокация против Ландо

    Перестали в стране снимать фильмы на производственные темы. Наверное, потому что фабрик и заводов в стране все меньше, и людей больше интересует не общественное благо, а личное. Начнешь перечислять саратовские предприятия, почившие в бозе, за сердце схватишься. Промышленный могильник огромен – от обувной фабрики до знаменитого авиационного завода. При этом, по отчетам чиновников,

  • 16 ноября

    100 миллионов Энгельса

    Опыт сопротивления администрации Энгельсского района министерству финансов Саратовской области  можно назвать уникальным. И поучительным. В ноябре прошлого года финансовое положение Энгельсского района оставляло желать лучшего. И районные чиновники обратились за бюджетной помощью к областным. Министерство финансов Саратовской области выделило администрации Энгель

  • 16 ноября

    ВКонтакте, Инстаграм и Фейсбук признали социальным злом

    Поголовно прозябающие в соцсетях представители российской молодежи были крайне удивлены парадоксальным открытием ученых из Пенсильванского университета, установивших, что регулярное общение посредством Интернета неминуемо ведет к развитию чувства одиночества и тяжелой депрессии. Однако SaratovNews предпочел не доверять специалистам с "загнивающего Запада" (по выражению Киселев

Система Orphus