К Дому со львом проложат дорогу за 96 миллионов рублей
Главная / Издания / Словесный художник

Словесный художник

 
Словесный художник

06 марта 2012     

Татьяна Лисина

МК в Саратове №11 (759) 7-14.03.2012

Мастер редчайшей профессии не знает, кому передать свои навыки

Вы бы видели, какая напряженная тишина стоит в зале, когда читает мастер художественного слова Сюзанна Леонардовна Лавринович! В последнее время она практически ежедневно выступает перед детьми в возрасте от 2-х до 8 лет. Казалось бы, ну что могут понять дети в таком малом возрасте? Но когда актриса рассказывает ребятишкам русские народные сказки и произведения детских писателей, у маленьких слушателей загораются глаза, они буквально ловят душой каждое слово, каждый жест рассказчицы.

Многие годы мастер художественного слова Лавринович проработала в Саратовской филармонии. Выйдя на пенсию, она не оставила своего любимого дела. Ведь недаром кто-то сказал, что бывших актрис не бывает. Последние десять лет выступала Сюзанна Леонардовна в Саратовской областной научной библиотеке, каждый год подготавливая новую большую программу. Несмотря на свой почтенный возраст, который не скрывает (совсем недавно отметила творческим вечером 80-летний юбилей), до сих пор  выступает с оригинальными литературными программами в детской библиотеке им. А. С. Пушкина, сотрудником зала искусств которой является сейчас. В прошлом году мы были свидетелями того, как после сильного снегопада Сюзанна Леонардовна пешком, по сугробам пробиралась в областной медицинский колледж с одной-единственной целью: в дни памяти Пушкина рассказать студентам о нем. Причем совершенно безвозмездно. Она считала это своим гражданским долгом.

Особой популярностью в последние годы пользуются составленные самой Лавринович литературные композиции о жизни и творчестве Анны ГЕРМАН, Эдит ПИАФ. Спустя год после этих встреч я услышала признание одной студентки: «Я до сих пор помню последние слова рассказа об Эдит Пиаф и все думаю над ними — «Она жила как чувствовала!» А опытный врач-реаниматолог нам как-то призналась: «Мне иногда даже ночью вспоминаются «Фиалки по средам» Моруа, которые я очень давно услышала в исполнении Лавринович».

Сюзанна Леонардовна наделена уникальным даром: она не только Толстого и Чехова читает так, что вы видите все события наяву, но и кинематографически ярко и увлекательно умеет вспомнить события своей собственной жизни. Вот о ней мы и попросили ее рассказать.

— Мой отец — чистокровный литовец из Вильнюса Лауриновичус. В 17 лет он стал связистом Красной армии. Мама же по происхождению дворянка. Самым большим потрясением ее жизни была гибель родного брата во время гражданской войны. И боль за эту потерю она перенесла на своего мужа-красноармейца. Родственники мамы не называли моего отца по имени — только «этот». А моя маленькая двоюродная сестренка даже как-то плюнула отцу в лицо, столько плохого об «этом» она слышала. Мама воспитывала меня в строгости. Когда мне исполнилось 12 лет, сказала: «Теперь все — на семью стирать будешь ты». До сих пор помню наше корыто.

— А как из Литвы вы попали в наши края?

— Отец заболел малярией, и врачи посоветовали ему перебраться в более сухое место. Родители выбрали Куйбышев на Волге. Нас подселили в комнату, уплотнив ее прежних хозяев, которые так и не смогли нам этого простить.

— Ваши самые яркие воспоминания детства?

— Я росла во дворе дома, в котором располагались сразу два кинотеатра. Мы, ребятня, имели возможность сколько угодно слушать фильмы обоих кинозалов. А в летнюю жару двери кинозалов открывали, и мы, не платя 20 копеек за билет, смотрели фильмы, стоя в дверях. «Чапаева» видела столько раз, что знала наизусть. Как и «Маскарад». Именно из этой драмы Лермонтова я в школьные годы самостоятельно подготовила свой первый концертный номер. Именно он решил в дальнейшем всю мою судьбу.

Пожалуй, самое светлое в моем детстве — детский сад. Мы проводили в нем всю неделю, и только на воскресенье родители разбирали нас по домам. А на все лето детсад выезжал на дачи. До сих пор помню, как директор ласково говорила нам за год до войны: «Кушайте, кушайте, детки».

Мне выписывали журнал «Чиж». Его название расшифровывалось так: «Читай интересный журнал». В нем работали Маршак, Маяковский, Кассиль. В конце каждого журнала детям предлагали распутать лабиринт — этим их учили находить выход из трудного положения. Я обожала эту страничку журнала. И когда, став взрослой, попадала в тупик, всегда вспоминала лабиринт в «Чиже» и искала выход.

— А самые трагичные события вашего детства?

— Они тоже были. Отец переписывался со своим отцом, который так и остался жить в Литве. Почту нам бросали в щель под дверью. Сосед как-то поднял письмо и увидел обратный адрес: «Литва». А тогда, в 1939 году, Литва не входила в Советский Союз. Сосед тут же сообщил о письме куда следует. В три часа ночи к нам вошли трое. Мать впервые села ко мне на раскладушку и обняла за плечи. Она вся мелко-мелко дрожала. «Пожалуйста, вашу переписку с отцом!» Отец отдал. «Ничего не брать с собой!» Мать хотела обнять отца — не разрешили. Забрали в НКВД. Я в тот момент не волновалась: эти трое говорили вежливо, спокойно. Позже нам сообщили, что отец находится в местечке Кряж неподалеку от Куйбышева. Мы с мамой пошли туда пешком. Территория лагеря была площадью с большой стадион. Я смотрела на людей, которые ходили, понурив головы, за колючей проволокой. Но отца я не видела. Через полтора года он внезапно вернулся домой, и так же ночью. Теперь дрожала я. Отцу повезло, что был уже 1939-й, а не 37-й год. Спасло то, что на запрос командир погранзаставы в Псковской области  дал отцу отличную характеристику. К счастью, это был тот же человек, который принимал отца в Красную армию в 1918 году.

Отец вспоминал такую картину. В камере все стояли — сидеть было негде. Вдруг открывается дверь, заводят полковника. Один из арестованных сразу встал уступить место: «Товарищ полковник, садитесь!» — «Я при советской власти сидеть не буду!» Так и остался стоять, пока за ним не пришли. Больше его не видели.

— Чем вам запомнилась вой­на?

— Помню день, в который как всегда играла с мальчишками во дворе, забежала домой. Мать сидит понурая. «Что с тобой?» — «Вой­на». Я выбежала во двор, собрала мальчишек: «Война! Война!» Мы вооружились палками, выскочили на улицу. У репродукторов стоит народ. Помню, как на киоск залез мужичок, содрал с себя фуражку, кинул ее в воздух. И закричал: «Да мы их шапками закидаем!» Эту фразу я запомнила навечно.

Отец не доехал до фронта — связистов по приказу Сталина вернули в Куйбышев. Город подготавливали для переезда сюда правительства. В Куйбышеве училась дочь Сталина Светлана, я видела ее неоднократно. Только за год до смерти отец рассказал мне, что под площадью в Куйбышеве в полной секретности для правительства был выстроен целый городок. Сейчас там работает музей — «Бункер Сталина». Его директором был Толя Салуянов, с которым я училась в школе.

Как только началась война, всем горожанам выделили землю под огороды. Благодаря им мы выжили в голод. Нас спасли тыква, картошка и овощи.

К счастью, из близких война не забрала никого. Но именно ее считаю повинной в том, что мне так и не выпало носить обручальное кольцо. Через три года после окончания войны подсчитали, что одиноких женщин в стране миллион. Из нашей группы пединститута половина девочек так и остались одинокими. В том числе и я. Заполняла вакуум души занятиями в художественной самодеятельности. Попробовала и танцы, и хоровое пение, но всему этому предпочла кружок художественного чтения.

— Вы закончили в Куйбышеве факультет иностранных языков пединститута (выбрав французский язык). Как же вы стали актрисой? И какую роль сыграл в этом фильм «Маскарад»?

— Читала сцену из драмы Лермонтова «Маскарад» (на два лица) на концерте в пединституте. Шквал аплодисментов был такой, что даже растерялась. Меня услышал Сергей Михайлович Макаров, который, вернувшись с фронта, поступил в аспирантуру. До этого он участвовал еще в финской войне. Ранение в позвоночник не отра­зилось на его характере — всегда веселый, остроумный, любил молодежь. Когда я окончила институт, он неожиданно мне сказал: «Сюзанна, даю тебе письмо к одной женщине. Она живет в Москве. Поезжай к ней, почитай и сделай все так, как она тебе скажет!»

И перед тем как нам с подругой уехать в село Большая Каменка Куйбышевской области, где мы после института была обязаны отработать в школе три года, легко уговорила ее вместе съездить в Москву.

Прямо с поезда обе заявляемся к Елизавете Константиновне СОН, на улицу имени Вахтангова. Хозяйка удивилась и обрадовалась письму Макарова: «Эх, черт! Сережка! Какой расфуфыренной приходила я к нему на свидания, а он являлся босиком. И так босиком и разгуливал по Москве!» «Что же вы хотите? — спросила она, прослушав меня. — Ведь экзамены уже закончились». — «Да нам с Шурой и самим сейчас надо ехать в сельскую школу! Можно, я приеду позаниматься к вам следующим летом, в школьные каникулы?»

Елизавета Константиновна была женщиной необычной, смелой. Ей создать семью помешала гражданская война. Елизавета Константиновна дружила с сыном Леонида Андреева — Даниилом Андреевым (автором «Розы мира»). После его ареста была вызвана на допрос. Когда следователи начали плохо говорить про писателя, она вдруг как ударит по столу: «Не сметь при мне говорить о нем дурно! Это мой друг! И достойный человек». Не боялась ничего!

— И вы приехали в Москву через год?

— Конечно! Елизавета Константиновна со мной занималась два месяца. После урока всегда сажала обедать. Хотела поступать только в ГИТИС. И поступила! Но тут возникла серьезная проблема. Меня уже приняли в него, но ведь я была обязана отработать в сельской школе еще два года. А поступать вновь даже годом позже не могла из-за возрастного ценза (мне было 22 года). Приемная комиссия не знала, что со мною делать. И вдруг я заявляю членам комиссии — народным артистам СССР: завтра пойду на прием к Швернику. У них глаза полезли на лоб. В то время Шверник был председателем Президиума Верховного Совета СССР, а я про себя надеялась: «Он ведь наш, куйбышевский!» Юности присуща смелость. Во мне была какая-то струна, которая и до сих пор звучит. Эта черта характера от отца. К самому Швернику на прием не попала. Но решение моего больного вопроса подсказал его помощник. Я была увлечена учебой. Какие актеры учили нас! Какие мастера! Из студентов тоже многих помню. Нина Лапшина вышла замуж за Марка Захарова, который учился курсом старше.

— Как сложилась ваша жизнь после окончания ГИТИСа?

— Работала актрисой в в Барнаульском, а потом в Куйбышевском драматическом театрах. Три года служила в театре Советской Армии, который после войны располагался  в Польской народной республике, а потом в ГДР. Затем судьба привела меня в Саратов. Сюда меня привлекла возможность работы в филармонии. Здесь я смогла полностью посвятить себя художественному чтению. Всегда любила именно его. Еще школьницей занималась много лет в кружке художественного чтения во Дворце пионеров.

— Чем подкупил вас этот жанр?

— В свое время Владимир Маяковский сказал: «Слово — полководец человечьей силы». На самом деле трудно переоценить значение слова в нашей жизни. Поэтому совсем не случайно в прежние годы в Москве было так трудно попасть на концерты Владимира Яхонтова, Дмитрия Журавлёва и других известных чтецов. Их выступления часто передавали по радио, записывали на грампластинки. Звучащее слово не только оказывало эмоциональное воздействие на слушателей, но имело познавательное, просветительское значение. К глубокому сожалению, сейчас художественное чтение постепенно становится почти забытым, если не умирающим сценическим жанром. Самая большая моя проблема сегодня — найти ученика или ученицу, кому я могла бы передать свое мастерство.

оставить комментарий
 

Фото

  • 19 февраля

    Правила хорошего кода

    Аттестаты саратовских школьников будет сложнее подделать. Когда нет денег на полноценные реформы, можно ради развлечения заняться опытами. Именно это и практикуют федеральные чиновники от образования, предложившие ставить на школьные аттестаты специальный QR-код для защиты от подделок. Однако эксперты сомневаются, что данная мера необходима хотя бы потому, что «липовые&ra

  • 19 февраля

    Операция «оптимизация»

    В Саратовской области может уменьшиться число вузов. Новая волна ликвидации «неэффективных» академий и институтов может начаться уже в ближайшее время. Президент Владимир Путин выступил на президиуме Госсовета и Совета по науке и образованию, заявив, что необходимо сокращать число вузов-«пустышек», которые фактически торгуют «корочками». По

  • 19 февраля

    Работ на два миллиона, а пишут десять!

    Володин возмущён многократным завышением стоимости проектов. Спикер Госдумы Вячеслав Володин назвал неприемлемыми подходы, которые применяются в разработке проектов по реконструкции ряда объектов в Саратовской области, и призвал местные власти задуматься о том, что происходит. Видео с обращением ВОЛОДИНА опубликовано в аккаунте его сторонников в Инстаграме: «Д

  • 21 февраля

    Прайм Капитал - лучшие инструменты для трейдера

    Ежегодно число людей, которые начинают подключаться к рынку продажи валют, увеличивается. Это вполне понятно, ведь общий объем торгов за год выглядит достаточно заманчиво. Однако сложность подбора брокера до сих пор для многих остается актуальной. Некоторые трейдеры обжигаются на ненадежных брокерах и теряют энтузиазм к торговле. Новая компания Прайм Кепиталс оказалась популярной у трейдеров.

  • 21 февраля

    Виды и свойства металлолома

    Использованные металлы имеет определенную ценность. Их можно использовать для производства повторно. Металлолом делят на несколько видов. Пригодность этого вторичного сырья определяется процентным содержанием годного металла, который в нём находится. В целом, металлолом - это отходы различных видов металла. Существует следующая классификация чёрного лома: По уровню у

  • 10 февраля

    Чего хотят клиенты: вице-президент «Ростелекома» Иван Зима о совершенствовании сервиса

    Осенью прошлого года макрорегиональный филиал «Волга» компании «Ростелеком» возглавил Иван Зима, обозначив на первой своей пресс-конференции актуальные задачи - повысить качество сервиса и сделать упор на продвижение новых продуктов. Через 100 дней топ-менеджер рассказал о первых итога

Система Orphus