Чиновники намерены найти и наказать вываливших во дворе строительный мусор людей
Главная / Издания / Диктант в камере пыток

Диктант в камере пыток

 
Диктант в камере пыток

13 марта 2013     

Станислав Орленко

МК в Саратове №12 (813) 13-20.03.2013

Впервые в Саратовской области осужден начальник следственного изолятора

Приговор, прозвучавший в Энгельсском районном суде 1 марта, выглядит неординарным по целому ряду признаков. Во-первых, впервые в нашем регионе вынесен приговор начальнику столь серьезного учреждения уголовно-исполнительной системы, как следственный изолятор № 1 (всем известное мрачное строение на улице Кутякова, одно из старейших тюремных зданий в России).

Правда, в ту пору, когда он, согласно приговору суда, совершал противоправные деяния, возглавлял другое учреждение того же профиля — СИЗО-3, располагающееся на территории энгельсской исправительной колонии № 2. При этом на скамье подсудимых он оказался вместе со своими подопечными — то есть заключенными. Во-вторых, в роли потерпевшего по данному уголовному выступал 50-летний Юрий Нефёдов, один из важнейших фигурантов знаменитого «дела Лысенко». В прошлом году нынешний потерпевший уже был осужден на восемь с половиной лет — дело в отношении него выделили в отдельное производство и рассматривали в особом порядке, в том числе и за организацию убийства в ноябре 1998 г. вора в законе Николая Балашова, более известного как просто Балаш. В-третьих — и в этом главная интрига, нынешние осужденные признаны виновными именно в том, что в 2008 г. силой выбивали из Нефёдова явку с повинной по этому преступлению. Таким образом, получилось, что в организации убийства Балаша потерпевший признавался дважды: первый раз под пытками, второй раз — добровольно. Правда, в явках с повинной были некоторые отличия — и это может стать одним из поводов придать новое звучание (скорее всего, на кулуарном уровне) «делу Лысенко», которое сейчас, как известно, находится на утверждении в Генеральной прокуратуре России и, возможно, уже в конце марта будет передано в Саратовский областной суд.

Явка с повинной, подписанная кровью

Старший советник юстиции Эдуард Лохов, выступавший на судебном процесс в качестве гособвинителя, рассказал мне, что одним из доказательств виновности подсудимых стала запись, сделанная карандашом в постовой ведомости по СИЗО-3. Из нее следовало, что в камере, рассчитанной на двух человек, во время вечерней поверки 22 марта 2008 г. оказались... трое. Правда, потом эта цифра была в другой ведомости на следующий день кем-то зачеркнута, а сверху указана другая цифра — 1. Так оправданная бдительность дежурного стала основанием для выдвижения обвинений в истязании.

Официально в этой особой камере действительно содержался всего один человек. Им был Юрий Нефёдов. Оперативник, который около пяти часов вечера привел туда еще двух человек в арестантской спец­одежде, вспоминает, как, увидев их, тот воскликнул: «Ты что, гражданин начальник!» Но младший «начальник» выполнял распоряжение старшего по должности — начальника СИЗО-3 майора Александра Ананьева. А он, в свою очередь, действовал по указанию представителя ФСБ подполковника Николая Мазюка, заявившего, что необходимо свести этих трех осужденных вместе, чтобы получить в результате ценную информацию для раскрытия очень громкого преступления.

Примерно через три часа от Нефёдова поступила явка с повинной — он признался в том, что организовал убийство «вора в законе» Николая Балашова. Правда, принять ее сразу не удалось: осужденный дважды переписывал свое признание, потому что первые два экземпляра оказались запачканы его кровью.

Предыстория этого свидания трех ранее знакомых людей в камере СИЗО-3, согласно материалам уголовного дела, признанным судом, такова. Сотрудник УФСБ Мазюк был куратором по линии своего ведомства исправительной колонии № 10 под Саратовом. Там содержались двое жителей Энгельса — Анатолий Прохоров и Олег Черкасов. Оба неоднократно судимые раньше, теперь они «мотали срок» за участие в убийствах нескольких авторитетных персон энгельсского криминального мира в 1999 г. Об этом, кстати, подробно написал Эдуард Лимонов в своей книге «По тюрьмам»: в саратовском СИЗО в 2002 г. он сидел вместе с этими ребятами, и они якобы просили его рассказать миру об их нелегкой судьбе.

В процессе оперативной работы с этими двумя осужденными подполковник Мазюк якобы выясняет, что они знают о том, кто «заказал» убийство Балаша. Правда, знают об этом со слов своего знакомого, ко времени описываемых событий также павшего смертью храбрых в криминальной разборке. Тот указывал на Нефёда — владельца рынка «Анапа-22», которому вор в законе сильно мешал.

Нефёд — Юрий Нефёдов к тому времени также находился в местах не столь отдаленных — в 2006 г. его признали виновным в вымогательстве. Местом его пребывания была исправительная колония № 17 в Пугачеве. В истории с убийством Николая Балашова он считался одним из подозреваемых, но конкретных доказательств его вины к тому времени, спустя десть лет после преступления, все еще не было. Теперь чекист Мазюк решил, что пришло время эти доказательства раздобыть.

Местом встречи осужденных он выбрал СИЗО-3 в Энгельсе, в городе, где Балаш жил и был убит. Поставил в известность руководство Энгельсского следственного отдела СУ СКР и следователя, ведущего расследование по этому делу. Работников следствия сотрудник ФСБ убедил в том, что всех троих необходимо этапировать из колоний для проведения оперативных действий. Одновременно из ИК-10 привезли еще одного осужденного, правда, его поместили в СИЗО № 1 в Саратове. Он сейчас тоже проходит по «делу Лысенко» и обвиняется в том, что выступал в роли водителя во время совершения ряда преступлений, в том числе и убийства Балашова. Этот человек свою явку с повинной написал еще в штрафном изоляторе «десятки». За решетку он, как и Нефёдов, угодил за другую криминальную историю.

Его показания в энгельсском СИЗО не понадобились — там справились без него.

Когда все действующие лица оказались в наличии, наступило время действия. По настоянию Мазюка начальник СИЗО-3 Ананьев дал указание перевести Прохорова и Черкасова в камеру, где до сих пор в одиночестве пребывал Нефёдов. Ему такая встреча радости не доставила, поскольку на воле эти люди, мягко говоря, не были его друзьями. Решение же о временном переселении их в камеру, предназначенную всего лишь для двух заключенных, конечно, законным быть не могло.

Чем это закончилось — уже известно: появилась возможность отчитаться о раскрытии заказного убийства, долгое время считавшегося «глухарем».

Истязание — мать признания

Итак, первая явка с повинной от Юрия Нефёдова, в которой он величает себя главным и единственным заказчиком расстрела Николая Балашова, поступила 22 марта 2008 г. Уже 4 апреля того же года он написал новое заявление — теперь он сообщает, что написал предыдущее  признание под диктовку своих временных сокамерников. Диктанту предшествовали нечеловеческие истязания.

В показаниях обвиняемого в убийстве содержатся жуткие подробности того, как его избивали несколько часов так, что он утратил способность контролировать себя и постоянно терял сознание. Смутно помнит, что в рот ему вливали какую-то жидкость, предположительно, спиртосодержащую, видимо, чтобы стал разговорчивее. Как раздевали догола и привязывали к столу, угрожая сексуальным насилием и обещая зафиксировать все это на видео. После всего этого он вынужден был записать на листок бумаги, забрызганный его собственной кровью, все, что ему продиктовали, не будучи в состоянии понять смысл написанного.

Проведение экспертизы частично подтвердило слова Нефёдова: на его теле были обнаружены следы побоев. Но в возбуждении уголовного дела тогда все же было отказано — показалось, что следов для этого недостаточно. Правда, и уголовное дело по убийству Балашова было вновь приостановлено и осталось практически на том же этапе расследования, что и раньше.

В 2010 г. Юрий Нефёдов вышел за ворота своей колонии. Но долго наслаждаться свободой ему оказалось не суждено — вскоре на всю Россию прогремело известие о задержании главы Энгельсского муниципального района Михаила Лысенко. Ему вменили сразу несколько особо тяжких преступных деяний, включая и организацию убийства Балашова, а также создание банды, в которой первую роль вроде бы играл Нефёдов. Разумеется, его вновь задержали.

Теперь бывший владелец рынка «Анапа-22» оказался гораздо более сговорчивым. Он практически сразу пошел на сотрудничество со следствием и признался в том, что действительно «заказал» Балаша, с которым, кстати, был хорошо знаком со школьных лет. Убийство вора в законе произошло в тот момент, когда его машина отъезжала от офиса Нефёдова после очередной деловой встречи (а может быть, и разборки), — автомобиль расстреляли из обреза охотничьего ружья. Тем самым отводились подозрения от хозяина рынка — не станет же он устраивать убийство под собственными окнами.

Все это в целом соответствовало тому, что было в прежней явке с повинной, запачканной кровью. Все, кроме одного. Если там Нефёдов брал на себя всю вину, то теперь он разделил ее... с Михаилом Лысенко. Получалось, что глава района благословил устранение крупного криминального авторитета, пообещав, что поможет организаторам и исполнителям убийства уйти от ответственности.

Противоречие между двумя явками устраняется легко, ведь первая была написана под чужую диктовку после пыток в камере СИЗО. Нефёдов вновь рассказал об этом, и теперь ему поверили даже в большей мере, чем в прошлый раз. Во всяком случае, уголовное дело по событиям 22 марта 2008 г. было возбуждено. Прохоров и Черкасов к тому времени продолжали оставаться в своем прежнем статусе — осужденных за убийство. А вот Александр Ананьев пошел в гору по служебной лестнице — с конца 2010 г. он занял место начальника СИЗО-1 в Саратове, крупнейшего следственного изолятора в системе мест лишения свободы нашего региона. Правда, когда началось расследование по уголовному делу, его временно отстранили от должности.

Итак, 25 июля 2012 г. был оглашен приговор Юрию Нефёдову — восемь с половиной лет колонии строгого режима. В приговоре целый букет статей Уголовного кодекса: создание в 1998 г. вооруженной банды, убийство Балашова, похищение жителя Энгельса с целью выбить из него нужные сведения, нападение на адвоката, осуществлявшего защиту по уголовному делу. К этому добавляется такая «мелочь», как причинение тяжкого вреда здоровью, вымогательство, хулиганство, грабеж.

Прошло чуть больше месяца, и Энгельсский городской суд приступил к рассмотрению  материалов уголовного дела по истязанию вчерашнего подсудимого, виновного во всех смертных грехах. Ровно полгода — осень и зиму длился процесс, и в первый день весны прозвучал обвинительный приговор. Хотя подсудимые и отрицали свою вину, каждый из них осужден к лишению свободы. Прохоров и Черкасов получили прибавку к прежнему сроку — соответственно пять с половиной и семь с половиной лет в колонии строгого режима, откуда они еще и выйти не успели. Характерно, что оба заявили, будто во время следствия на них оказывалось психологическое давление, обещали снять указание, что они принадлежат к ОПГ.

Начальнику СИЗО определили наказание в виде трех лет и одного месяца в колонии общего режима. Под стражу его взяли прямо в зале суда. Возможно, приговор будет обжаловаться, хотя в прокуратуре на сегодняшний день не видят к тому оснований.

Кому это выгодно?

Такой вопрос закономерно возникает после вынесения этого приговора у каждого, кто знаком с делом главы Энгельсского муниципального района.

Адвокат Михаила Лысенко Станислав Зайцев считает, что на процесс по делу его подзащитного решение суда вряд ли окажет влияние. «Дело в том, что Юрий Нефёдов оспаривал признательные показания, данные им в 2008 г., когда фамилия Лысенко в уголовном деле еще не фигурировала. Скорее, этот приговор в случае вступления его в силу может отрицательно повлиять на позицию защиты, потому что некоторые наши доводы теперь могут не быть восприняты судом», — говорит он. Кроме того, защитник считает, что теперь может возникнуть путаница, поскольку Нефёдов не сможет давать свидетельские показания.

В то же время подсудимый Прохоров в суде сказал, что его еще в 2010 г. заставили написать заявление о том, что Ананьев и Мазюк связаны с Лысенко и действовали в его интересах. Лучше всех мог бы разъяснить ситуацию сам Николай Мазюк, но местонахождение подполковника ФСБ неизвестно — в 2011 г. он исчез и теперь объявлен в розыск.

В любом случае, у стороннего наблюдателя может возникнуть впечатление, что Лысенко были выгодны истязания Нефёдова, поскольку, не заяви он об этом, связать имя экс-главы района с убийством вора в законе оказалось бы весьма затруднительно. Время покажет, как будет на самом деле.

оставить комментарий
 

Фото

  • 18 сентября

    Пять тысяч артистов поздравили Саратов

    429-й день рождения областной центр отметил как тысячелетие. Скромный город на Волге, некогда боровшийся за право называться столицей Поволжья, несколько дней кряду веселился, будто в последний раз. Никогда ещё День города Саратов не отмечал с таким размахом!  Итоги празднования подвёл Михаил ИСАЕВ на своей страничке в Инстаграме: «Вот и завершилась черед

  • 18 сентября

    Волга соединила Дунай и Хуанхэ

    Европа и Азия сошлись в Саратове на пожарно-штурмовой лестнице. Наш город видел всё, кроме чемпионатов мира. Футбольный мундиаль обошёл саратовские стадионы, зато пожарные и спасатели решили, что лучшего места для мирового первенства не найти. Театральная площадь и стадион «Локомотив» в эти дни вместили пожарных и спасателей со всей планеты.  Коррес

  • 18 сентября

    Рейтинг скандалов

    30 дней, по предположению облвласти, осталось до начала нового отопительного сезона в Саратове Саратов стал городом автомобильных квестов Осень 2019 г. стала настоящим испытанием для саратовских автолюбителей. Никто и предположить не мог, что реконструкция главной пешеходной улицы, а также работы тепловиков по перекладке труб выльются в настоящий транспортный колл

  • 18 сентября

    Дмитрий Астраханцев: «КВС — участник пилотного проекта по ужесточению требований в области охраны природы»

    С 1 января 2019 года вступили в силу изменения в федеральном законодательстве, касающиеся применения к предприятиям мер государственного регулирования в области охраны окружающей среды в зависимости от категории объекта. На сегодняшний день юридические лица, осуществляющие хозяйственную деятельность на объектах I категории, обязаны получить комплексное экологическое разрешение на этот объект, к

  • 17 сентября

    Экспедиционные яхты: особенности и отличия

    Многие люди хотят купить себе яхту для путешествий по воде. Помочь купить экспедиционные яхты может компания Азимут, которая предлагает людям как новые, так и б/у яхты моторного типа. В каталоге нет катеров, парусников, ведь основным направлением являются экспедиционные модели. Особенност

  • 17 сентября

    Как прописать цену в договоре, чтобы не переплатить контрагенту

    Компания оплатила большую часть выполненных работ вовремя, но по одному этапу допустила просрочку. Суд взыскал с нее неустойку со всей цены договора. Если бы компания при оформлении сделки выделила отдельно стоимость по разным этапам, то расходы могли бы быть меньше. Также сэкономить можно не только при подряде, но и при поставке либо оказании услуг. Читайте, как детализировать цену в договоре,

Система Orphus