Миллиард для области, закрытие «Саратова», насилие над детьми и бессмертный алкогольный контрафакт
Главная / Издания / Наше преступное будущее

Наше преступное будущее

 
Наше преступное будущее

30 марта 2016     

Автор: Станислав Орленко

МК в Саратове №14 (971) 30.03.2016

Темпы роста правонарушений среди несовершеннолетних в Саратовской области в 6 раз выше, чем в среднем по России.

Подростковая преступность — одна из вечных тем. Говорить и писать об этом можно бесконечно — всегда найдётся повод. Собственно, повод находился с древнейших времён: первые сетования по поводу испорченности молодого поколения были письменно зафиксированы ещё на плитах египетских пирамид. Вот и сейчас повод нашёлся — по итогам прошлого года в Саратовской области отмечен небывалый всплеск этой самой молодёжной преступности. 

Гримасы статистики

Вообще-то подростковая преступность выросла по всей России-матушке — это отмечено на годовых коллегиях всех силовых ведомств. На целых 5%. Аналитики-криминологи считают, что это много. Хотя как посмотреть. Например, в нашей области данный показатель увеличился на целых 30%. Для сравнения: рост преступности в целом у нас тоже наблюдается, но не превышает 10% (примерно так же, как и по всей России). 

Впрочем, даже в нашем родном Приволжском федеральном округе подростки не самые криминальные, а плетутся по преступным показателям всего лишь на третьем месте, уступая сверстникам из Оренбуржья и Пермского края. Утешение, хотя и слабое.

Закономерно спросить: если даже 30-процентный рост не самый высокий, откуда же взялись общероссийские 5%? Очень просто. Оказывается, есть такие регионы, где подростковая преступность не растёт, а падает. И это не только республики Северного Кавказа, где такое явление, как уголовщина среди детей, всегда было нетипичным. Не только Дальний Восток, Магаданская область и прочие сверхудалённые от центра края, где этот показатель уменьшается, поскольку прежде был сверхвысоким (или там подростков можно по пальцам пересчитать). Но и, представьте себе, самый центр — то есть Москва и Подмосковье. Там на фоне общего роста преступности подростки в 2015 г. стали совершать заметно меньше противоправных деяний — почти на 10%. Вот и пойми такие зигзаги графика взлётов и падений криминальной активности поколения будущего, представляющего завтрашний день России.

Если же перестать охватывать взглядом расстояние «от Москвы до самых до окраин» и обратиться к нашей умеренно удалённой от столицы области, то вновь в который уже раз придётся констатировать, что статистика — чрезвычайно лукавая особа. Аналитики дружно отмечают, что очередной подъём подростковой преступности по стране, немного успокоившейся после 1990-х, начался в середине 2000-х и неуклонно продолжается по сей день. А у нас, в Саратове, да и в сельских районах, по подсчётам местных знатоков, как раз с 2005 г. начался спад детского криминала. И продолжался он аж до 2013 г., когда невесть почему случился бурный всплеск — на 20 с лишним процентов. В следующем году, слава богу, снова спад. Затишье. И вот в 2015 г. опять взлёт, какого не бывало. 

Конечно, можно предположить, что такие скачки порождены особенностями учёта преступлений, когда они совершаются в одном году, фиксируются в другом, раскрываются в третьем… Но в любом случае о резком росте подростковой преступности в Саратовской области заявлено на высшем уровне и политика соответствующих ведомств и многочисленных борцов с данным удручающим явлением будет строиться исходя именно из такого положения дел.

При этом стоит заметить, что никаких особо громких преступлений в 2015 г. саратовские подростки не совершали — никто из них не расстреливал учителей, охранников и одноклассников, никто не совершал убийств с особой жестокостью и тому подобных ужасов. Нет, чаще всего они воруют — в магазинах, у знакомых, у прохожих, немного реже грабят, обычно ровесников, иногда дерутся, причиняя увечья. Это происходит всегда, но сейчас стало случаться гораздо чаще. 

О чём ещё мы не сказали? Ах да, в чём причины? Ну они давно известны: экономический кризис, социальная напряжённость, неуверенность в завтрашнем дне, отсутствие светлых идеалов, культ насилия в СМИ, интернете, телевизоре, недостаток секций, кружков и клубов по интересам… Перечислять можно очень долго, но зачем, если всё это прекрасно известно… 

Просто нелишне вспомнить, что детская преступность — самое лучшее зеркало состояния общества. Дети, если уместно так выразиться, самые непосредственные преступники: они не всегда понимают, зачем и для чего что-то совершают, не очень чётко понимают разницу между разбитым стеклом и разбитой головой, между кражей игрушек и денег, между хранением пакета сладостей и дозы героина, между игрой в бандитов и настоящим бандитизмом. И часто искренне удивляются — разве за такое судят? Но при этом они ничего не придумывают сами — в их преступных действиях с беспощадной откровенностью отражается лицо того мира, что их окружает. 

Назад, в советскую «моталку»?

О том, что в наших нынешних криминальных бедах и проблемах виновны проклятые 1990-е, не говорит только ленивый. Дескать, те, кто родился в эпоху «Великой криминальной революции» (выражение Станислава ГОВОРУХИНА), впитали в себя бандитские понятия с молоком матери, росли под грохот взрывов и автоматных очередей и другими быть не могут по определению. Но сейчас на криминальной арене выступают родившиеся после времён «дикого» рынка, дефолтов и «прихватизаций». Конечно, можно предположить, что они усваивают уроки своих родителей, чьё взросление пришлось всё на те же 1990-е. Но, может быть, стоит заглянуть глубже: почему молодёжь последнего десятилетия ХХ в., чьё детство пришлось на «золотой» советский период, оказалась так хорошо подготовлена к бандитским войнам и прочему криминальному беспределу? Ведь не могло это произойти мгновенно по прихоти злого волшебника, как бы его не звали — ГОРБАЧЁВ, ЕЛЬЦИН, ЧУБАЙС или ГАЙДАР. 

Общее настроение умов и душ сегодняшних россиян можно безошибочно определить так: «как прекрасно мы жили в советской стране!» Это пронизывает весь сегодняшний социум, сверху донизу. Короче, все дружно бежим назад в СССР. Да и надо признать, сегодняшняя российская действительность имеет гораздо больше общих черт с советским периодом, чем 20-25 лет назад. Постоянное усиление госструктур, в том числе силовых, официально провозглашаемый курс на воспитание любви к Родине, возвеличивание депутатского корпуса («Совдепия!»), даже новый «железный занавес» уже наметился, опять живём в окружении врагов и преследование «врагов народа» вовсе не выглядит пережитком тоталитаризма (который большинству граждан РФ уже вовсе не представляется злом, в отличие от засилья «либералов»). 

Может быть, и подростковая преступность ориентируется на «светлое советское прошлое»? Слышу возмущённые крики, да не было тогда подростковой преступности! Увы, дорогие сограждане, была. Конечно, её нельзя сравнить с тем, что явилось в 1990-е. Но если заглянуть подальше в советскую историю, то романтикам-«шестидесятникам» и строителям коммунизма в начале 1970-х в страшном сне не могли присниться войны подростковых группировок в Казани, Тамбове, Кургане, карательные акции «люберов» в Москве, массовые побоища «район на район» практически во всех крупных городах Советского Союза. И было это всё ещё до перестройки, начиная примерно со времён московской Олимпиады. Нынешние историки российского криминалитета отмечают, что такого роста молодёжной преступности, как в 1980-1985 гг., СССР не знал даже в голодные послевоенные годы с их беспризорностью и безотцовщиной. А ведь в «золотой» период последнего десятилетия страны победившего социализма, когда в расцвете своего могущества находились пионерские и комсомольские организации, ни войн, ни революций не было. Сейчас их тоже нет. Но всё больше подростков встают на криминальный путь. И этот процесс принимает угрожающие масштабы, люди с большими званиями это открыто признают.

Причины? Тогда тоже был кризис, хотя теперь его не любят вспоминать, да и в то время он замалчивался согласно «линии партии». И кризис был прежде всего в головах. Партийная пропаганда повторяла одни и те же тезисы о «трудовых победах и свершениях», комсомольские активисты внушали подросткам, что они живут в стране с самым правильным и справедливым социальным и политическим строем. Школьникам и пэтэушникам слушать это было скучно, тем более что дома и на улице они видели и слышали совсем другое. В том числе и то, что правящая элита окружает себя всё большими привилегиями и дети-подростки из этой среды живут совсем не той жизнью, что их ровесники, такие же пионеры и комсомольцы из рабочих посёлков и пролетарских районов. 

Тогда-то и набирает силу так называемая молодёжная силовая субкультура, девиз которой: «возьмём всё сами — не украдём, так отберём». Чаще всего они образовываются при заводских общежитиях, имеют весьма чёткую субординационную структуру, позаимствованную из тюремного мира, с выходцами из которого постоянно контачат. 

Называют они себя в разных городах по-разному: «команды», «бригады», «конторы», реже — «компашки». В Чебоксарах, например, появляется специфический термин «метёлки» для обозначения девчоночьих группировок, терроризировавших своих сверстниц. 

Самого большого размаха организованная подростковая преступность в то время достигает в Казани, где группы криминальной молодёжи обкладывают налогом целые районы (слово «рэкет» ещё не в ходу) и ведут боевые действия между собой, во время которых убитых считают десятками. Там и появляется особый термин — «моталки». В нём отражена главная особенность таких групп — манёвренность, подвижность, мобильность. Они по вечерам «мотаются» из одного конца города в другой, посещая различные «тусовки» и попутно занимаясь разбоями, грабежами, устраивая драки и тому подобное. Они не довольствуются званиями «королей» своего двора или микрорайона, им нужен весь город. Слово стало нарицательным и обыграно в ряде художественных произведений, в том числе в эротическом кинобоевике-ужастике «День любви» режиссёра Александра ПОЛЫННИКОВА, снятом в 1990 г. на самом закате СССР. 

Скажу коротко: всё это было и в Саратове, пусть и не в масштабах «казанского феномена», о котором написаны целые научные исследования. На окраине Заводского района были известны «моталки» под названием «солисты» (из которой вышли будущие криминальные авторитеты Якорь и Гвоздь, позже устроившие войну между своими группировками), «гусары», «апачи», «пираты» и прочие — названия часто заимствовались из фильмов или  шлягеров. 

Это говорится к тому, что упования на победу над молодёжной преступностью одними только методами заполнения досуга, как многие сейчас считают, вряд ли имеют под собой реальные основания. Ведь во время, о котором я упомянул, было всё — и кружки, и секции, и дома пионеров, и комитеты комсомола. В «моталках», кстати, царил культ спорта и здоровья, существовали взаимовыручка и субординация. 

Нынешняя ситуация в духовной жизни молодёжи очень напоминает ту, что сложилась перед крушением советского строя. И если мы не хотим вернуться к советским «моталкам», из которых выросли банды «новой России» постперестроечного периода, нужны, наверное, не просто призывы «взять лучшее из СССР», а целенаправленная переориентация всей нынешней молодёжной политики (если она вообще существует) на государственном уровне. Иначе так и будем фиксировать рост подростковой преступности, а потом вернёмся к тому, от чего погиб СССР.

 

 

 

оставить комментарий
 

Фото

  • 26 февраля

    Ракетки улетают от детей

    Малый теннис заинтересовал правоохранителей. О необходимости приобщать детей к спорту сейчас не говорит только ленивый. Но за словами часто скрываются мотивы не всегда чистые. Даже в детских секциях порой происходит расслоение в зависимости от толщины родительского кошелька. Об одном из таких случаев рассказали корреспонденту «МК» в Саратове». Юрий

  • 26 февраля

    Интернет-культ разрушения

    Саратовских депутатов ужасает статистика секс-преступлений против детей. Стоит заговорить о подростково-молодёжных проблемах, как сразу выплывает сплошной негатив. Детей насилуют, они сами насилуют, суицид среди подростков то падает, то снова растёт, кумиры у молодёжи такие, что оторопь берёт. Корни всех зол всё чаще ищут в интернете и вообще в масс-культуре. Вопрос возможнос

  • 26 февраля

    Течёт река водка

    Саратовцев не могут избавить от контрафактного алкоголя. На днях Союз производителей алкогольной продукции сообщил, что около трети спиртного в нашей стране — нелегальная продукция. При этом ещё прошлой осенью правительство РФ признало, что меры по сокращению потребления контрафактного алкоголя не принесли желаемых результатов. Это говорит о том, что в ближайшее время ч

  • 26 февраля

    Валерий Радаев молодым специалистам: Дерзайте и побеждайте!

    Сегодня, 25 февраля, в здании Саратовского академического театра юного зрителя имени Ю.П. Киселева торжественно стартовал уже пятый чемпионат WorldSkills Russia. Церемонию открытия посетили Губернатор Саратовской области Валерий Радаев, ведущие работодатели и руководители ВУЗов, колледжей и техникумов, участники чемпионата и эксперты WorldSkills Russia. Чемпионат продлится до 2

  • 25 февраля

    Приволжская дирекция по управлению терминально-складским комплексом расширяет спектр услуг для предприятий Саратовской области

    Приволжский филиал РЖД ― Приволжская дирекция по управлению терминально-складским комплексом постоянно развивается и расширяет спектр услуг. Такая политика позволяет компании предложить клиентам множество новых возможностей. Заместитель начальника дирекции по коммерческим вопросам Антон Кравченко рассказал ИА SaratovNews, как сотрудничество с РЖД в области грузовых перево

  • 21 февраля

    Прайм Капитал - лучшие инструменты для трейдера

    Ежегодно число людей, которые начинают подключаться к рынку продажи валют, увеличивается. Это вполне понятно, ведь общий объем торгов за год выглядит достаточно заманчиво. Однако сложность подбора брокера до сих пор для многих остается актуальной. Некоторые трейдеры обжигаются на ненадежных брокерах и теряют энтузиазм к торговле. Новая компания Прайм Кепиталс оказалась популярной у трейдеров.

Система Orphus