Всю жизнь играю самого себя

 
Всю жизнь играю самого себя

08 ноября 2017     

Автор: Светлана Дементьева

Фото из архива тюза

МК в Саратове №46 (1055) 08.11.2017

Народный артист Юрий Ошеров встретил юбилей на сцене

Очень многие люди не могут удержаться от слёз на этом спектакле, а выходя из зрительного зала, испытывают чувство счастливого потрясения. «Старосветская любовь» — спектакль о любви, абсолютной и безоговорочной. Спектакль, нет, не в стиле ретро, в стиле души. Премьера «…Любви» состоялась двадцать лет назад. Построивший тюзовский дом Юрий Петрович Киселёв стоял за кулисами, когда артисты выходили на поклоны, и лицо его было белым — не от особенностей театрального освещения, от на­двигавшейся болезни. Зал аплодировал любимым артистам, а художественный руководитель театра, режиссёр замирал и изнемогал от физической боли.

Через месяц Киселёва не стало, и с тех самых пор этот спектакль для двух его главных исполнителей — Юрия Ошерова и его супруги Светланы Лаврентьевой так и остался песней любви и утраты одновременно. 

С годами горечь умножилась безвременным уходом Григория ЦИНМАНА, перевоплощавшегося в «Старосветской любви» в восхитительного рассказчика. Играя отнюдь не главную роль в спектакле, Цинман сообщал постановке особую проникновенность и пронзительность…

«Старосветская любовь» — фантазия о вечном и сиюминутном, о вечно нежном возрасте любви… О том, что «чем дольше живём мы, тем годы короче, тем слаще друзей голоса»… Эту патриархальную историю двум народным артистам чрезвычайно тяжко играть, потому что в этом высоком вымысле слишком много правды об их собственной реальности. Правды о том, что всё сиюминутно и бренно, хрупко и непоследовательно, разрушаемо и конечно. Всё-всё, кроме любви… Именно поэтому в день своего юбилея Юрий ОШЕРОВ и не хотел никакого другого праздника, кроме как играть в этом спектакле. Для своего зрителя и для собственной жены. С ней, Светланой ЛАВРЕНТЬЕВОЙ, и со зрительным залом, потому что самые сильные произведения исполняются не для зала, а непременно с ним на паях. В тесном-претесном соучастии.

Сейчас, когда пишутся эти строки, ТЮЗ придумывает праздник для своего маэстро. Для своего Мастера и художественного руководителя.

Сейчас, когда пишутся эти строки, герой интервью живёт в предчувствии этой работы.

— Юрий Петрович, что вам в жизни ближе — правила или исключения?

— Наверное, я в равной степени люблю и то и другое. Правила позволяют мне ориентироваться на некие истины, которым стараюсь следовать, истины, которые способны являться почти эмблемой бытия…

А исключения… Они будоражат фантазию, ворошат в тебе нечто глубинное, открывают некие неведомые до того территории.

Правил не бывает без исключений, а исключения лишь подтверждают силу правил…

— У вас есть собственное определение слова «банальность»?

— Это то, что не является ни правилом, ни исключением. Банальность существует сама по себе, она есть то, что навязло в зубах, что даже оспорить трудновато и тягостно. Банальность — это то, что не вызывает эмоций, то, с чем не хочется спорить, и то, чему никогда не надо сопереживать.

— Что в этом мире вам хотелось бы поставить с ног на голову?

— Боюсь, с ног на голову и без моего участия уже поставлено слишком многое. Скорее, мне хотелось бы хоть немногое вернуть в обратное, исходное положение.

Мы слишком часто забываем о том, что всем нам бывает больно… Тяжко… Невыносимо… Мы слишком часто не замечаем даже крайнюю степень усталости в других людях… Безучастие, равнодушие — это отголоски мироустройства вверх тормашками…

— Есть ли в вашем репертуаре пьеса, максимально похожая на вашу реальную жизнь?

— Вы знаете, как я вам скажу, по моим наблюдениям и самоощущению, кого бы я ни играл — грешника или добродетельного человека, трагика или комика, я всю жизнь играю самого себя. Всё это есть во мне — явно или тайно, открыто или замаскированно. Быть может, даже неведомо для меня самого, но есть…

«Эй, ты, здравствуй!» стал когда-то моим признанием в любви юной Светке, «Старосветская любовь» — умножение этого же признания более чем половину века спустя…

«Вечный муж», которого я в своё время фактическим выпросил у КИСЕЛЁВА, тоже отражал мои мысли, чувства, быть может, комплексы… «Вечный муж» — одна из наших лучших совместных работ с незабвенным Гришкой, царство ему небесное…

— Театр непредставим без советов от одного поколения другому. Лучший совет, который вам дали в жизни, или совет, свидетелем которого вы невольно стали?

— При мне журналист беседовал однажды с Юрием Петровичем Киселёвым. Речь шла о том, что театр должен нести детям, что взрослые должны давать им же. Шёл интересный, захватывающий разговор, выдвигались самые различные версии, и вдруг прозвучало замечательнейшее из определений — требовательная доброта. Доброта, которая спрашивает. Доброта, которая ответственна, — вот что такое требовательная доброта.

Ответ этот не предназначался для меня, но я его впитал. Потому что это и впрямь один из лучших ответов на тему, каким должен быть детский и юношеский театр…

— Сегодняшний мир не отличается сентиментальностью, в нём много жестокости, причём носителями агрессии нередко становятся молодые люди. Чем вы объясняете всплески чудовищного зла, подчас даже не мотивированного?

— Бездуховность, бескультурье приводят за собой сущую бесовщину. Люди берут на себя миссию судей, очистителей чужих нравов, не понимая, что карать и миловать дано только Ему, Творцу. Люди, способные терзать — и нравственно, и физически других людей, люди, издевающиеся над невинными и беззащитными божьими тварями — кошками, собаками, люди, изъясняющиеся на языке, больше похожем на абракадабру, не могут не ужасать. Наверное, их сделали такими злобными неблагоприятные, а может, и трагические обстоятельства. Отсутствие любви. Но… Я верю, что, в конечном счёте, несмотря ни на какие, даже самые тяжкие и драматичные обстоятельства, каждый сам делает свой выбор. Каждый человек сам принимает решение — умножать ему в мире зло или уменьшать его.

Когда ставил «Снежную королеву», то сознательно ушёл от добродушного показа Маленькой разбойницы. Да, она цинично ставит ногу в тяжёлом сапоге на свою жертву — пленницу Герду. Да, она сознательно измывается над своим пленником Северным оленем. Да, у неё много ножей. Она вовсе не душка, эта девочка, её чрезвычайно опасно сказочно и красиво идеализировать, делать эдакой невинной шаловницей. Она уже разбойница, хотя ещё и маленькая! И слова матери-атаманши «детей надо баловать, тогда из них получаются настоящие разбойники» звучат в контексте происходящего весьма предостерегающе. Балованье — это — вспомним размышления КИСЕЛЁВА — и есть нетребовательная доброта.

— 75 лет — серьёзный возраст. О ком из прошлого думаете чаще всего, вспоминая прошлое?

— О маме, конечно. Она подарила мне жизнь. Я был её единственной радостью, отрадой, средоточием всей её души.

Без малейшего преувеличения: она посвятила мне всю жизнь. В детстве я много болел, несколько раз мог погибнуть. Однажды подавился и был в полушаге от смерти. Совсем ещё малыш, я сидел в колясочке, сосал соску и бормотал что-то непонятно-детское, что часто говорят совсем малые детки. А мама стирала на кухне и вдруг осознала: её дитя перестало ворковать. Стремительно вбежала в комнату, а я синий уже. Оказывается, я разгрыз соску, и её пластмассовая перегородка застряла у меня в горле, перекрыв дыхание. Мама, конечно, ужаснулась увиденному, но недаром она была врачом, и очень хорошим — не растерялась. Прямо своей мыльной рукой залезла мне в рот и извлекла злополучную преграду для дыхания.

Мама… Только с годами по-настоящему осознаёшь всю силу этой любви. Когда мне исполнилось пять лет, она повезла меня в Волгоград, нет, тогда ещё Сталинград, показывать мне город. До сих пор помню деревянные тротуары, таблички с надписью «заминировано». На Мамаев курган тогда ещё никого не пускали, это было пространство, буквально нашпигованное железом… Помню, как мы обедали в столовой, до сих пор перед глазами тогдашний дом Павлова и весь этот великий, страшный после войны, кажется, ещё не остывший от боёв город. Помню и чувство гордости за своё Отечество, за наших родненьких солдат, выдюживших войну, которой конца и края не было. Это чувство любви и гордости, очищенное от какой-либо идеологии, просто чувство Родины, чувство радости, что завершилась война, пробиралось в меня, совсем ещё маленького человека.

— А ваш папа? Мама когда-нибудь рассказывала о нём хоть что-то?

— Нет. Я знаю, что она безмерно любила моего отца. Но кто он, какой он, так и осталось для меня загадкой. Тайной, которую мама унесла с собой. В конце концов, это была её личная жизнь, и она умела оберегать свои тайны. Вообразите, насколько я старомодный человек — родился в то время, когда в мире ещё существовали любовные тайны!

Конечно, мне очень хотелось увидеться с отцом, посмотреть на него, поговорить с ним, я даже предпринимал определённые попытки узнать правду, но они так и не увенчались успехом.

— Вы родились в СССР, живёте в России. Детство пришлось на период железного занавеса, молодость и зрелость отомкнули границы. Каково сознанию принимать в себя столько реальностей и что про мир и про самого себя вы поняли в результате многочисленных перемен?

— Насчёт того, что я понял про мир и про себя, — проще всего… Философ давным-давно сформулировал: я знаю, что я ничего не знаю… Что до принятия реальностей окружающей меня действительности, то я уже тоже давным-давно воспринимаю себя, как человека не какого-то строя, не какой-то общественной формации, а своей собственной, личной жизни и в этой жизни не хотел бы отказаться ни от одного дня — будь они счастливы, несчастливы, гармоничны, бессмысленны, суетны или исполнены огромного смысла. Все дни — до одного — мои. Их подарили мне Бог и мои родители.

— Юрий Петрович, я всё-таки не могу не задать вам несколько предъюбилейных вопросов. В вашем гардеробе по­явился праздничный костюм по случаю юбилея?

— Не-а. Я не тряпичник и не очень-то жалую новые вещи. Они то колют, то жмут, то дискомфортно на мне сидят. Я люблю старые, проверенные вещи…

Недавно зашли с женой в модный магазин, она как закричит: «Юрка, я нашла совершенно такой же зелёный костюм, как во времена нашей юности!» Костюм, разумеется, был другой — роскошный, заграничный, но куда как хуже своего предшественника. Когда я был в том костюме, меня сопровождала пылкая юношеская любовь! В магазине такой вещи уже не приобрести…

— А монолог о жене для праздничного вечера готовите?

— Что можно сказать о женщине, с которой ты уже более полувека и с которой ты фактически никогда не расстаёшься?! Наша любовь была разной, но она всегда оставалась ребячливой, восхитительной, надёжной, радостной, печальной, беспечной, вихрастой, слепой, зрячей, непредсказуемой, стабильной, бесправно-сумасшедшей… Старинной, современной, ни на что в мире не похожей. Нет, увольте! Я не говорю больше никаких слов. Я просто играю со Светкой спектакль о любви…

— Что вы прочитали за последнее время?

— Всего АНДЕРСЕНА. Много ШВАРЦА, МАРШАКА. Современную литературу почти не читаю. Она меня как-то не вдохновляет, или я просто ещё не встретил близких мне авторов.

— Спектакли последнего времени, от которых у вас счастливо перехватывало дух?

— Это работы Петра Наумовича ФОМЕНКО. Мне посчастливилось многие из них посмотреть. Мне посчастливилось лично общаться с удивительным Мастером, их создавшим и, увы, уже покинувшим всех нас. Невероятный это был человек — щедрый, тонкий, божественно талантливая личность.

— Молодых людей и девушек, рвущихся в искусство, мечтающих стать артистами, вы стали бы отговаривать от этой профессии или, напротив, приглашать в неё?

— Скорее, я склонен сказать им правду о том, что актёрство — жесточайшая из профессий. Что если ты можешь жить без театра, разворачивайся и беги прочь  без оглядки и во все лопатки — стало быть, это не твой удел и тебя манит коварный, призрачный свет, который обманывает, если ты можешь жить без театра, никогда и ни за что не выбирай этот путь… Ну а если ты не можешь всей душой, всей кровью в тебе жить без театра, то иди в эту профессию и будь готов к тому, что твоя ранимость станет твоим проклятием, что ты будешь путать реальное и придуманное, что, возможно, всю жизнь тебе придётся говорить «кушать подано». Нет, я никого не пугаю и ни капли не преувеличиваю, просто в этой профессии нет и не может быть никаких гарантий. Это самая зависимая из профессий. Зависимая от репертуара, режиссёра, судьбы, востребованности временем, твоего психофизического типажа наконец…

Это самая зверская и самая прекрасная, самая волшебная из земных профессий. Мне просто фантастически повезло, что удалось в ней состояться! Получилось стать кем-то, чьи мысли, чувства, работы оказываются нужны незнакомцам. Потому что самое ценное в ней не аплодисменты зала, хотя они драгоценны, а когда на улице подходит кто-то незнакомый и, сияя глазами, говорит тебе: спасибо, Юрий Петрович, мне ваш персонаж так близок!

— С позиций физиков, математиков, механиков и биологов про то, из чего сотворена Вселенная, более-менее понятно. Скажите, а из чего создана Вселенная с позиций художника, актёра?

— Можете вообразить, сколько людей покинули наш мир за время его существования? Миллиарды миллиардов… Так вот я убеждён: все усопшие никуда не делись. Растворилась, исчезла плоть, но не дух. Не то, что именуется душой. Мне кажется, Вселенная — это своеобразная квинтэссенция вселенского духа. Миллиарды душ дарили и дарят Вселенной свою энергию, свою мудрость, свою бесконечность и, конечно, любовь.

Может, ответ на ваш вопрос у меня получился слишком мистическим или слишком красивым, но мне хочется верить, что какая-то часть человеческой сущности навсегда остаётся в нашем мире. Все наши любимые, все наши родные — с нами. Просто они невидимы для нас. Но мы-то для них видимы! Очень важно строить свою жизнь так, чтобы нас не стыдились, за нас не ужасались не только живые и здравствующие, но и те, кого мы, пока ходим по земле, не видим…

— И как личности, и как актёру вам пришлось много поездить по белу свету. Страны, которые произвели на вас наибольшее впечатление?

— О, их много… Фьорды Норвегии незабываемы… такая красота… сказка… Израиль ни чем не сравним. От одной только мысли, что ты оказался на тех же улицах и улочках, по которым когда-то ходил Он, Спаситель, тебя охватывают смятение, и смущение, и дрожь…

А знаете, каково моё самое главное открытие после странствий? Шарик наш земной очень маленький, компактный, и всё на нём так тесно, всё так хрупко. Жизнь — величайшее, невероятное чудо! Всем нам надо быть такими осторожными, чтобы сохранять её…

— Вопрос под занавес: и всё же, Юрий Петрович, с мыслями о ком вы играете в день 75-летия «Старосветскую любовь»?

— Начать надо с того, что спектакля просто не было бы без Бориса ФЕДОТОВА, написавшего фантазию по мотивам произведений ГОГОЛЯ. Спектакль значительно проиграл бы без дружбы театра и нас лично с Валерием Владимировичем ПРОЗОРОВЫМ, учёным, филологом, знатоком Гоголя, чьи советы и чьё понимание классической прозы для нас бесценны.

Спектакль был бы куда бледнее и скуднее без музыки Сергея ТКАЧЁВА. Без цинмановского волшебства прежде и без емельяновского проникновенного прочтения ныне.

«Старосветская любовь» — это наше со Светкой подношение, наш скромный дар самой жизни. Она была щедра, подарив нам встречу, нашу любовь, нашего учителя и театр всей моей, всей нашей жизни — ТЮЗ.

6 ноября, в день юбилея Юрия Петровича Ошерова автор этих строк позвонила ему рано утром, чтобы поздравить. Оказывается, юбиляр сам вручал в это время цветы обожаемому им человеку — своей маме, которая для него всегда совсем рядом, просто невидимая. В свой день рождения Юрий Петрович вместе с женой ежегодно со дня кончины матери навещает дорогую душе и сердцу могилку.

А каждое 14 февраля, в день рождения Мастера на протяжении всей жизни уже без него неизменно посещает последний приют Киселёва. Согласитесь, больше никаких подробностей о человеке можно не знать — достаточно этих фактов, чтобы составить впечатление о его душе…

оставить комментарий
 

Им нужна ваша помощь

Чернышов Евгений

ДЦП

Необходимо 109 700 руб.

 

Сумма
руб.*

* Вы можете выбрать любую сумму для пожертвования

Подробнее о ребенке

Касимов Эмиль

ДЦП, задережка психо-речевого развития

Необходимо 74 185 руб.

 

Сумма
руб.*

* Вы можете выбрать любую сумму для пожертвования

Подробнее о ребенке

Свиридов Виктор

ДЦП (спастическая диплегия)

Необходимо 33 320 руб.

 

Сумма
руб.*

* Вы можете выбрать любую сумму для пожертвования

Подробнее о ребенке

Фото

МК в Саратове

  • 11 июля

    Попытка ограбить или облагодетельствовать?

    Мораторий на повышение пенсионного возраста отклонён В Саратовской облдуме заседал комитет по социальной политике, который обсудил  инициативу Правительства РФ о повышении пенсионного возраста. Несмотря на то, что вопрос возник из-за нехватки денег в бюджете, саратовские парламентарии отметили, что главная цель реформы — увеличение размера пенсий.  Законопр

  • 11 июля

    Эх, дороги… Чиновники пускают пыль в глаза

    Судебные решения. Игнорирование чиновниками дорожных проблем. Принародное обещание губернатора. И всё это длится годами, несмотря на указы президента страны Как только заходит разговор о дороге до села Анастасьино, первая реакция его жителей — откровенное негодование. С 2012 г. ведётся переписка с областными чиновниками, но как с гуся вода — одни отписки. 

  • 11 июля

    Новая смена

    В день проведения конкурса профессионального мастерства стартовала уборочная страда на полях УНПО «Поволжье» Саратовского ГАУ Символично, что конкурс профессионального мастерства среди учащихся техникумов и лицеев, реализующих образовательные программы среднего профессионального образования агротехнического профиля, прошёл в канун старта финальных соревновани

Saratovnews

  • 17 июля

    Саратовцев оградят от торрентов и клубнички золотым щитом

    Жители стремительно нищающих российских провинций уже давно отвыкли платить за чужую интеллектуальную собственность, будь то фильмы, сериалы, музыка, компьютерные игры или книги. Как это ни парадоксально, данный цифровой контент стал неотъемлемой частью современного быта, однако деньги на его легальное приобретение у большинства людей отсутствуют. И если последние новости о провальных попытках

  • 15 июля

    Зомби в Париже

    Когда европейцы берутся снимать кино о зомби, это не может быть просто фильмом о голодных мертвецах с выпученными глазами. Перемазанные кровью и как-то криво ходящие существа уже никого не способны испугать. Разумеется, если речь идет о происходящем на экране, а не в жизни. Так-то, конечно, не хотелось бы, чтоб на проспекте Кирова вдруг все синхронно повернули головы и побежали в твою сторону&h

  • 14 июля

    Пенсионная депрессия

    Увеличение пенсионного возраста будет главной темой в СМИ до того момента, пока скандальный законопроект не проведут через Госдуму. Тогда уж дискутировать будет поздно, а пока средства массовой информации разделились на тех, кто представляет разные точки зрения, и тех, кто за бюджетные деньги пишет, что работать до гробовой доски полезно для здоровья. "Глас народа

Система Orphus